Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

БАБА, КОТРАЯ КОНЯ НА СКАКУ ОСТАНОВИЛА. (неэстетичное чтиво)

 Глава 11. Немного о физике.

 

Самый великий снова глядел в окно на опустевшую площадь. Стала она скучной, только мусорный ветер гоняет обрывки бумаги да собаки без паранджи бегают. Без людей и посмотреть не на что. Не понятно, кем правишь, кто твои питомцы.  

– Не переборщили мы с карантином этим? Может ослабим немого? Вон, как все всполошились, по щелям разлезлись, дрожат, - спросил он громко, так чтобы за стеной слышно было.

– Ничего. Зато, когда их выпустим, они уже и тому будут рады, что выпустили. Спасибо тебе будут говорить, спасителю своему, на этом знаешь сколько разного можно вывезти – огого сколько! – ответили из-за стены.

Колокол возвестил о прибытии гостей. Самый великий поспешно прервал разговор.

– С донесением военноначальник, – сообщил чей-то неестественный голос.

– Пусть входит, – одобрил Великий и сел в кресло в снисходительную позу для приёма подчинённых, но увидев бледное вытянутое лицо вошедшего, машинально встал.

Вояка стоял перед ним вытянувшись по струнке и молчал, не в силах начать разговор.

– Вы, уважаемый, молчать сюда пришли? Мне тут больше заняться нечем, как вашу тишину слушать? Говорите уже! – возмутился Самый.

– Разрешите доложить. Вышло небольшое недоразумение... Вернее, вылетело... Скорее большое, чем небольшое, конечно…

– Недоразумение большое вылетело из мамы вашей, когда она вас рожала, – не сдержался Великий. – Чётко, по делу, в три слова изложите суть!

– Дракона дохлого украли, – изложил суть вояка на военный лающий манер.

– В смысле?

– Его там нет, где он должен быть.

– Да что вы несёте-то опять! Как со свалки окружённой охраной можно украсть дракона?

– Мы думаем, что он улетел, – пояснил вояка.

– То есть с поля улетел дракон и никто этого не заметил, и вы теперь «думаете»?

– Не совсем так. Дело в том, что драконы получили разрешение взять пробы ящура у издохшего. Вы его сами подписали, это разрешение. Драконы прилетели в чётком соответствии с ним.

– Так. И?

– И улетели.

– Причём здесь дохлый дракон? – недоумевал Самый. – Они ж его в кармане не могли унести. Он же ДРАКОН! Его между большим и указательным пальцем не спрячешь!

– Вот тут можно усомниться, потому что как-то дохлый дракон улетел, похоже, с ними.

– Дохлый? – уточнил Великий.

– Да, – ответил вояка.

– Улетел? – уточнил Великий.

– Да, – ответил вояка уверенно.

За стеной кто-то сдавленно смеялся, видимо пытаясь уткнуться в подушку.

– Нет… Я многое могу понять, но как это вообще возможно? Разрешение на прилёт для обследования получили сколько драконов?

– Одиннадцать, – ответил военноначальник.

– Прилетело сколько драконов?

– Одиннадцать.

– Улетело?

Смех за стеной превратился во всхлипы истерики.

– В том то и дело, что разрешение давали на прилёт, а на улёт не давали. Поэтому на прилёте мы их считали, а на улёте нет, – отчитался вояка. – Но потом под тряпкой стало пусто.

– Так откуда вы знаете, что улетающих было двенадцать? Может они его закопали где-то?

– Мне жена сказала. Детки считали, когда они улетали. Раз, два… двенадцать…  Детки считать учатся и…

За стеной раздавались стоны. Великий опустился в кресло, махнул вояке в сторону двери, и когда тот удалился, закрыл лицо руками, стянул маску и освободил человечье измученное морщинистое лицо с опущенными вниз уголками глаз. Ему на миг захотелось, чтобы всё это закончилось здесь и сейчас, закончилось совсем, без продолжения. Но миг это мигнул и улетел. Когда к нему вышел заплаканный от смеха тихий человек, Самый Великий был уже снова в маске.

– Видимо пора работать не с чинушами, а с детьми. Те хоть считают «на улёте»! – сказал серьёзно Самый Великий.

 

Баба не хотела оборачиваться, но невольно притормозила коня. Столб дыма, взметнувшийся позади неё над городом, она почуяла позвоночником. От такого не убежать. Остановилась, посмотрела долгим взглядом, прикрыв веки, чтобы хоть не во все глаза, мысленно попрощалась с Драконом и пришпорила снова. Злоба прошла, и она скакала в горы уже не за правдой, не за обидой своей, а потому что ей, мёртвой бабе, теперь совсем некуда было податься. Разве что скитаться в драконьих горах или пристроиться у драконов официанткой. Она жёсткая, старая, не сожрут её точно – теперь она это доподлинно знает. На блокпосте её неожиданно окрикнул знакомый голос:

– Уважаемая, вам кого?

Гоша-таксист явно не признал Бабу, но она ничуть этим не огорчилась.

– А любого гада летучего, который за слова свои отвечает, - ответила она дерзко.

– Ну наконец то! – обрадовался Гоша.  – Я уже заждался.

– Кого? – удивилась Баба.

– Тебя. Кого ж ещё?

– А я должна была прийти?

– Конечно.

– Почему вдруг? – недоумевала Баба.

– Потому что ты - дракон, куда ж ты ещё денешься? Летать-то пока не умеешь, значит прискачешь, - спокойно объяснил Гоша.

– А то, что Сейлера сожгли… – начала была Баба с наездом, но Гоше не дал ей закончить.

– Ты как дракон ничего, а как баба, прости конечно, глупая-преглупая! Как можно сжечь того, у кого внутри огонь? Огнедышащего как можно сжечь?

Баба стало вдруг так стыдно, не понятно от чего, что она покраснела.

– Да ладно, ты не обижайся! – ободрил Гоша. – Ты тем и хороша, что такая вот есть. Полетели уже, ждут тебя. Сейлер слабый ещё, засыпает всё время, но как проснётся, всё Деликатес требует.

Баба вскарабкалась в седло на его спине, и на сей раз привязалась всеми ремнями, готовая к полёту.

  

Махоша. Август 2020

 

Предыдущая глава

Опубликовать в социальных сетях