Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Сказка про вулкан, Махоша, волшебница и вулкан

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Волшебница и вулкан. Взрослая сказка

I

Она проснулась рано. Чуть забрезжил
Рассвет сквозь ставни, начертав полоски
На каменном полу. Ей снился остров. 
Волной её качали воды нежно
Среди просторов синевы безбрежной. 

Во сне как наяву, но луч восхода
Её вернул в реальность из виденья
Вновь сделав гостьей горного селенья,
Волшебницей, которой нужен отдых
От жарких битв и долгих переходов. 

Шагнула за порог, навстречу свету
Встречать начало дня во всей красе
Купаясь в горной утренней росе
В низине, белой дымкою одетой,
Но голос вдруг предостерёг советом:

- Постой, внизу опасно. В том тумане
Погибнешь вмиг, он ядовит и горек. 
Беду пророчит, что случится вскоре. 
Беспечный люд врасплох она застанет,
И для потомков назиданьем станет. 

- Кто ты, скажи? Зачем беду пророчишь? 
- Не я пророк – мой пёс с моей отарой. 
Я лишь пастух, а верный друг мой старый
Увёл овец в предгорье этой ночью.
Пёс чует смерть, он им спасенья хочет. 

Вчера одна овца в туман спустилась
И замертво упала на откосе. 
Как человек – обманчив, смертоносен
Ползёт туман, прикидываясь милым, 
Чтобы завлечь, и чьей-то стать могилой. 

Вон, видишь дым, что над горой клубится? 
То не костёр. Качает наши горы,
Как нынче ночью. Значит очень скоро
Течение огня с небес случится
И былью снова станет небылица. 

Так было встарь. Писали старики:
«Когда роса в отраву превратится,
Когда в лесу под утро стихнут птицы,
Когда сорвётся добрый пёс с цепи
Пробей набат, и прочь скорей беги». 

Здесь будет ад. Гора проснётся скоро. 
Спасай себя, пойдём со мной в долину!
Нам верный путь укажет след звериный. 
- Так просто всё, как звери – дали дёру
И всё? Оставим без набата город? 

- Наказ я помню, только путь заказан
Тому, кого прогнали из селения
Давным –давно. Отныне их спасение
Лишь в их руках, я больше не обязан.
Пастух не волен там, где сгинул разум. 

- А кем ты был?
- Был лекарь, врачеватель, 
Который спас уменьем сотни жизней.
Одну не смог, и на прощальной тризне
Был изгнан прочь, без долгих разбирательств. 
За стены, словно вор или предатель… 

- Тогда один иди, а я останусь. 
Мой долг – ударить в колокол на башне, 
Хоть мне, признаюсь, стало очень страшно
Он слов твоих, но помогу селянам
Набат услышать грозного вулкана. 

II

Звон стены оживил. Они дрожали,
Как будто в страхе видели картину
Про лаву, что змеёй ползёт в долину
Оплот разрушив мирной пасторали
Всё на пути безжалостно сметая. 

Селяне не спешили – в ранний час
Не видя ни пожаров, ни лавины
- Должна быть очень веская причина,
Собравшая народ на этот раз,
Что из постели вытащила нас.

- Вставайте, хватит спасть! Грядёт беда! -
Волшебница кричала с колокольни,-  
Гора проснулась, скоро сотни молний
И шквал огня пожалуют сюда. 
Сегодня ночью первый был удар!

- Откуда знать тебе, что ждёт опасность? 
Гора играя нас порой качает. 
Мы этого давно не замечаем, - 
Ответил ей глава с сомненьем властным. - 
Наверно ты пугаешь нас напрасно!

- Послушайте! Вы знаете сказанье!
Про яд тумана, тишину и пса…
Лежит в овраге мёртвая овца
Погибшая неверью в назиданье.
Всё точно совпадает с описаньем! 

- Мы все пришли. Не нужно свысока
Вещать, как будто ты летишь над нами. 
Спускайся вниз, мы сразу ближе станем!
А то слова, звуча издалека
Теряются и слышатся слегка… 

Доверилась, и в цепь её одели
Вязали крепко десять молодцов…
- Мошенница! Да ты из тех гонцов
Разбойников, что хитростью хотели
Разграбить город, нас прогнав отселе!

- Что за глупцы! Был прав пастух бездомный – 
Да, глупость здесь страшней вулкана будет. 
К вам смерть идёт! Шаги услышьте! Людииии!!!
Спасётся тот, кто предсказанье вспомнит, 
И вниз уйдёт, оставив скарб никчёмный. 

- Ты снова за своё? Казним её, 
Чтоб неповадно было вражьей своре
Соваться к нам! И вздёрнем на заборе! 
Пусть пастуху бездомному поёт,
Ворон гоняет и страшит ворьё! -

Вещал глава, толпа в ответ гудела.
- Ну, хватит, нет терпенья моего! 
Коль разум здесь не значит ничего,
Кричать ему мне, право, надоело!
Смотрите ж, - цепи скинула, взлетела,

Над площадью под крик и вой толпы. 
Охранники пустились врассыпную. 
Хранитель власти свой позор почуяв
Нашёлся быстро:
- Видим, не слепы!
Ты колдовством в вулкане будишь пыл! 

- Что за напасть? Любое слово – мимо! 
Бессильно колдовство перед вулканом.
Не усмирить стихии окаянной
Всем колдунам и слугам их незримым. 
Дороже жизни власть для одержимых! 

Гора ей вторя грозно заворчала. 
Столб чёрный над вершинами взметнулся. 
Народ от спячки утренней проснулся:
Часть поумней пожитки собирала,
Часть пожадней жилища укрепляла.

А третья часть, набрав камней и хлама
Швыряли ими в высоту, стараясь
В Волшебницу попасть, её ругая
За все грехи и прошлой жизни драмы.
И ведьмой люд её бранил упрямо. 

Она рукой махнула, и пропала. 
Исчезла, словно не было совсем. 
Народ остыл, и от дрожащих стен
Повозки потянулись цепью вяло. 
Дома оставив истинным вандалам. 

III

Пастух уныло брёл, сбивая ноги, 
С ним рядом верный пёс с отарой белой. 
Сегодня он для мира много сделал
Волшебницу отправив на подмогу. 
Так отчего ж так тягостна дорога? 

Гора гудела и огнём плевала
Из жерла разъярённого вулкана. 
Цветы под пепла тяжестью увянут,
Заполнит лава узкие кварталы, 
И жизнь замрёт на век в селеньи старом. 

Он выгнал их. Наказаны вулканом
Как он. Скитальцы, нет у них приюта. 
Но вместо злобы жалость почему-то
Его терзала душу, как ни странно. 
Он им желал земли обетованной…

- Постой! Я с вами, можно? Воздух сжат.
Летать в пыли и гари неприятно…
- Волшебница! Вернулась ты обратно! 
А как же город, люди и набат? 
Глазам не верил, ужасам объят,

Что бросила она его селенье. 
- Не бойся, был набат и клевета.
Я предпочла её оставить там
Подальше быть от властных их решений,
И путь продолжить в нужном направлении. 

- Но как же так? Ты бросила людей! 
Сама спаслась, а их на волю рока,
К ним в двери постучавшего жестоко,
Оставила одних гореть в беде?!
Где подвиг твой, и дар волшебный где? 

- Да что ж за день сегодня! Снова я  
Во всём на свете виноватой стала!
Так шёл бы сам, всех спас и не был жалок.
Стыда не зная, смерти не боясь, 
За избавленье этих душ стоял!  

Ну, не сердись! Я не могла остаться. 
Они, глупцы, во всём меня винили
И суд прилюдно надо мной чинили,
Потом камнями принялись кидаться,
Ведь в шоу верить проще, чем спасаться! 

Останься я, они б сгорели точно,
Вулкана не заметив в диком раже.
Им дай наживку, повод, и не важно
Во что поверить - страсть натуры склочной   
Кораблики пускать в канаве сточной. 

Большой спектакль устроил их глава
С Волшебницей и с пышущим вулканом
Для тех, кто жаждет зрелищ он обманом
В меня швырял обидные слова.
От казни увернулась я едва

- Не нужно, не суди его. Наказан
Он так, что боль ему не превозмочь.
Болезнь взяла единственную дочь,
С её потерей он рассудком связан.
А я ему изгнанием обязан…

- Его мотив не важен мне, прости.
Он властью, злой колдуньей, очарован.
И если встречу – покараю снова
Таких как он на колдовском пути.
Жаль только всех, увы, не охватить!

IV

Вулкан кипел. Удар. Еще удар…
В селеньи не осталось ни души
Ушли и те, кто спрятаться решил. 
Один он встретил мчащийся пожар
Как самый ценный и желанный дар.

Махоша 2016



Опубликовать в социальных сетях