Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Волшебница и тот, кто на коне

Махоша, Тот кто на коне, сказка в стихах

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Волшебница сбежала. Надоели. 
Побыть немного хочется обычной, 
Не колдовать, не биться на отлично, 
А побродить неузнанной, без цели,
От хлеба сытой, и хмельной от зрелищ
Среди толпы чужой и безразличной. 

На праздник городской, где скоморохи
Дудят и пляшут в шапках с бубенцами,
Где льётся мёд, и змеи с мудрецами
Пугают люд честной, и выпивохи,
Смеша народ и не страшась подвоха, 
В турнире бьются с лучшими стрелками. 

Быть должен победитель рослым, статным,
Пленять сердца девиц орлиным взором, 
А он невзрачен, мал, на руку скорый.
Хоть по манерам виден почерк знатный,
Не блещет красотой невероятной,
Но может дать в стрельбе любому фору. 

За кругом круг победой подытожен:
Кабан сражён стрелой, мишень – в десятку, 
Вмиг замертво упала куропатка…
- Такой наверно белку в глаз уложит!
- Родился с луком?
- Дьявол он быть может?
- Но кто же он?
- Не знаем!
- Вот загадка! 

- Чужак? – просила баронесса мужа.
Кивнул в ответ барон. Обеспокоен: 
Когда чужой становится героем,
Хорошего, конечно, ждать не нужно. 
Им вряд ли службу добрую сослужит
Его удача. Дело то дурное…

Пора воспеть стрелку победы славу.
Толпа гудит, сеньоры не спешат. 
Показан был достойный результат,
Но кубок, пусть заслуженный по праву,
Вручён не будет. Местной знати нравы
Его награды хитростью лишат. 

Толпа затихла, слушая решение:
- В честь дня рожденья баронесса наша
Желает подарить одну из башен,
Коня и часть земель в своем имении
Стрелку, который лучший без сомнения. 
И будет герб его стрелой украшен….

- Счастливчик, повезло! - толпа ревела,
- Ах, баронесса наша, мать родная!
- … но мастерство в успехах измеряют.
Своё он должен доказать на деле,
И подвиг повторить Вильгельма Телля*, - 
Вещал герольд, вердикт их завершая. 

Вот яблоко выносят роковое
К столбу мальчишку крепко привязали.
От тихо плакал, женщины рыдали.
Дрожало время бренное людское
Натянутой звенящей тетивою,
И даже ветер замер ожидая. 

Но ста шагов стрела не пролетела- 
У ног стрелка вонзается она. 
- Игра такая смысла лишена,
Ведь было две стрелы тогда у Телля, -
Сказал стрелок, и судьи побледнели, -
А у меня осталась лишь одна!

- Наш город – наши правила, стрелок! 
Ты проиграл, хоть ловок был и смел.
В стрельбе искусность показать сумел, 
Но струсил, вызов наш принять не смог,
И дерзким словом ты себя обрёк
В изгнание – вот наглецов удел! 

Смолчали все, ведь он для них чужой,
И за него вступаться проку нет. 
Чужак уйдёт, от смуты только вред,
Уж вечер близок, скоро пир горой…
Конь ждал его за городской стеной.
Мальчишки мать тайком крестила вслед.

Эх, люди, снова, снова вы покорны!
Цепочку из отпущенных вам дней 
В ловушке вечной слабости своей 
Влачите вы в трудах своих упорных, 
Считая, что доказано, бесспорно – 
Вам сытость справедливости нужней. 

Волшебница покинула столицу -
Чужой здесь быть совсем небезопасно. 
К их пиру не хотелось быть причастной,
Читая лицемерье в красных лицах,
Готовых петь, гулять и веселиться,
С вердиктом судей якобы согласных. 

Уж лучше освежиться светлым элем 
Передохнув в таверне придорожной, 
И дальше в путь, мечи оставив в ножнах,
Без поводов их испытать на деле. 
О нравах посетители галдели,
От них за дальний столик скрыться можно…

- Присяду рядом с вами? 
- Да, садитесь…
Знакомый голос тихо ей сказал.
Взглянул, и сразу опустил глаза. 
Так это он, опальный победитель! 
Её он нынче на турнире видел,
Дурную славу где себе сыскал.

Они молчали, словно под запретом
Для них слова, что с уст слететь готовы. 
Он ей молчал о том, что жизнь в оковах
Из зла и лжи за грязную монету
Не для него. Она -  что оклеветан, 
А в мире истины и чести – титулован. 

Так промолчали ночь, и лишь рассвет
Забрезжил, попрощались очень сухо. 
Сказать друг другу не хватило духа,
Что словно вместе прожили сто лет,
Что никого не свете ближе нет…
Зачем была им эта показуха? 

Волшебница вернулась с полпути, 
Почувствовав, что нет его дороже. 
Что больше без него ни дня не может,
Что без него нет смысла ей идти.
Он ждал её, реальный, воплоти,
На перепутье их лесных дорожек…

Нам вызовов прожить даётся много,
Событий сильных хватит нам на век.
Вот только б не остался за порогом
Единственный
Тот самый
Человек.

Махоша 2106

_____________________________________________

* Вильгельм Телль, национальный герой Швейцарии, альпийский стрелок, искусный лучник, борец за независимость своей страны от Австрии и Священной Римской империи.
В драме Фридриха Шиллера описан эпизод, в котором Вильгельм Телль проходя вместе с сыном по городской площади, не стал кланяться шляпе наместника австрийского императора. За это, по приказанию наместника, ему пришлось сбить стрелой яблоко с головы собственного сына, чтобы спасти ребенку жизнь. 
 
** Вильгельм Телль сбил яблоко, но перед выстрелом приготовил две стрелы. Вильгельм признается, что если бы первый выстрел убил сына, то вторая стрела пронзила бы наместника.



Опубликовать в социальных сетях