Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Пусть останется.


- Здравствуйте. Это водитель, Турсун. Я вам привезти не смогу до восьми, у меня поздняя загрузка.

- Здравствуйте. Во сколько привезете? – звонок из службы доставки разбудил её, как обычно по субботам. Глаза не стала открывать зря – раз он звонит, значит восьми ещё нет, рано просыпаться. Вот сейчас закажет ему пропуск и можно будет доспать, сны хорошие досмотреть. Пока там он доедет. Что-то снилось такое теплое, солнечное, продолжить бы…

- Не раньше пятнадцати, - продолжил он уверенно, глядя на красный зигзаг сегодняшнего маршрута, нарисованный на экране телефона. Думать не надо – все решает всемогущая программа, ему только успевать по времени.

 - Вы пошутили сейчас? – она аж села на кровати от неожиданности. - Я есть хочу! Вы видите куда у вас заказ вообще с 6 до 8? Это закрытый поселок! Тут нет магазинов. Мне ребенка надо завтраком кормить! Тем завтраком, который у вас в машине сейчас, и мы уезжаем, никого не будет дома потом! Мне не подходит к пятнадцати, везите хотя бы к девяти.
- Я не могу к девяти. У меня поздняя загрузка, я могу после пятнадцати. Будете ждать?
- Послушайте, Турус!
- Я Турсун, - поправил он тихо, и резко притормозил у обочины, так резко, что колеса заскрипели по придорожной гальке.  В голосе женщины разгорался скандал, сейчас будет орать, а когда ты за рулем, на тебя не надо орать. Папа всегда говорил, когда учил его водить: «Если буря, она не к добру. Остановись, дай ей пройти, иначе она притащит с собой всю беду, какую сможет, и вывалит на твою несчастную голову». Много ребят попали в аварии, когда на них орали, потому что им папа так не говорил. Турсуну повезло с папой – папа научил его многим мудрым вещам. Он даже ручник дернул на всякий случай, такая буря слышалась в её голосе. 
- Послушайте уважаемый водитель, - его акцент и наглость взбесили её, она откинула розовое одеяло, разрисованное изысканными белыми цветами, делающими постель похожей скорее на произведение искусства, чем на место, где можно спать и ругаться, - вы вообще понимаете, что сейчас говорите? Я каждую субботу утром заказываю больше чем на десять тысяч, и думаю, что я хороший клиент. Мне зачем эта информация, про вашу позднюю погрузку? Мне сейчас молоко нужно, сыну кашу варить, я из чего варить буду, из вашей поздней погрузки? И вообще, за семь часов можно из Москвы в Питер сгонять! Вы просто не хотите, и я, поэтому, не хочу с вами разговаривать. Пусть мне звонит ваше руководство и объясняет, почему оплаченный заказ мне не везут!

- У меня поздняя загрузка, - повторил Турсун твердо. Он не знал, как изменить маршрут в телефоне. Кто-то рассказывал ему, как стал изменять, программа зависла и получилось, что случайно отменил все заказы и потом очень сильно оштрафовали, чуть не уволили. С программой надо быть очень аккуратным, и ничего не менять, все это знают, и он бы ни за что не стал ничего менять. Женщина обманывает его, такие женщины часто кричат, даже если на пять минут опоздаешь, или наследишь в коридоре, пока несёшь пакеты. А уж если будет что-то не так с товаром, помнётся или не то привез, или йогурт пробил – очень громко кричат, оскорбляют, ругают безруким и бестолковым. Он таких отличает – если в чеке больше трети его зарплаты, и написаны там непонятные слова: панна-котта, гуава или мангостин какой-нибудь, значит будут придираться. У этой есть мангостин. Повезет, если принимать будут свои, узбечка, или таджичка, или даже молдаванка – они понимают, с ними можно говорить, а эти - только орать и могут. Нетерпимые они, эти богатые женщины, не молятся, намаз по пять раз в день не делают, аурат напоказ выставляют, гневят Бога, вот и получаются злые и как не женщины совсем.    

- Вы издеваетесь? – она кричала в трубку. От его непроходимой дремучей тупости ей стало так горько, что слезы бессилия брызнули из глаз. – Вы мне весь день сломали! Все выходные насмарку! Пусть мне звонит ваш руководитель, с вами я говорить не буду.

Она бросила телефон на кровать, обессиленная упала рядом. Поток горючих слёз превращался на шёлковой простыне в огромные темные круги. Как же она ненавидела этот положенный ей шёлк. В пододеяльнике есть крохотная дырочка, и она часто представляет, как засунет в нее кончик ногтя на мизинце, подцепит и потянет. Шёлк поддастся легко, надорвется сначала немного, так что можно будет засунуть весь палец, потом больше, больше, его можно будет рвать, рвать, рвать руками, что есть силы, без всяких ножниц и зубов. Рвать с треском, так что розовые нити будут лететь в стороны, падать на инкрустированный паркет, превращая весь этот аристократический порядок вокруг в свалку мусора. А сверху хорошо бы наколотить дорогущих фарфоровых статуэток. Осколки и обрывки – так должно выглядеть это место! Вот о чем она тайно мечтает лежа ничком на этой огромной квадратной кровати в стиле ампир. От этих мыслей сначала задыхается. а потом ей вдруг становится дышать легко и свободно, и слезы льются ручьем уже от счастья. Сегодня облегчение не приходило. 


Долго так лежать нельзя. Она взяла себя в руки, встала, спрятала лицо от камеры, чтобы её не видели зареванной, пошлёпала босиком в ванную, включила воду и с новой силой принялась реветь и жалеть себя.  Всхлипывала, набирала пригоршни из длинношеего латунного крана, окунала в них разгоряченное лицо. 

Ну почему так? Его первой жене повезло –  родила ему девочек, двух чудесных девочек, и больше рожать не смогла, или не захотела. Счастливица. Девчонок он содержит, его первой только замуж нельзя, и в дом, где с девочками живет, мужиков нельзя водить, а остальное всё можно! За границу отдыхать, по клубам, гулять везде где вздумается.
Он так хотел мальчика, и у неё получился мальчик, сразу. Только благодарить он её за это не очень-то спешил. Подарил кольцо с бриллиантами, убрал его в банковский сейф и дает надевать, когда положено с ним присутствовать на протокольных мероприятиях, с натянутой улыбкой и прямой спиной, где надо пилить ножом пол вечера тоненький кусочек мяса.

Шесть лет живет она в заточении под названием "замужем", в винтажном рабстве шелковых простыней, под строгим присмотром камер.  

Е́жик. Радость её, страх её. Она теперь не жена, не женщина, она мама Ёжика. Каждый шаг под контролем. Разбил коленки - плохая мама, задумайся над своим поведением, лучше сыну с нянями, чем с тобой. Простыл - плохая мама, должна следить, как няни одевают. Плачет - плохая мама, мальчик должен быть счастлив.

Раз в неделю, по субботам, он приезжает побыть с семьей, а на самом деле с сыном. Дарит ему подарок, играет с ним, а потом уходит в местный мужской клуб, оттуда возвращается под утро, если возвращается, и всё. Уезжает в воскресенье. Они даже бывают с ним в одной кровати, рядом. За шесть лет у них семь раз был секс. Шутка про секс чаще чем раз в год шуткой ей не кажется. 

Другие девчонки как-то умеют крутить своими мужьями, разводить их на поездки, на драгоценности, капризничать. Она же умудрилась подписать такой брачный контракт, по которому она мама, и только. Без ничего и без Ёжика, если решит развестись. Дура, дура, дура! Послушалась подруг, говорили: "Не парься про это контракт, это его первая жена напугала, поэтому он так. Влюбится, родишь нему сына - мир положит к твоим ногам". У её ног действительно ковёр с изображением кратны мира. Дизайнерская находка, чтоб её... 

От отчаяния устают. Лучше бы ещё поплакать, чем звонить ему, унижаться, но она услала плакать, ослабла, слезы иссякли и реальность вернулась. У Ёжика кончились ягоды, и молока свежего нет для каши. И стейков нет, чтобы готовить семейный ужин, хотя это может и к лучшем - Ёжик терпеть не может мясо с кровью, но муж опять примется настойчиво засовывать ему красные непрожаренные куски в рот, заставлять жевать. Ребенок будет глотать, сдерживая рвотные порывы, борясь с отвращением, потому что "папу надо слушать". Он родил себе марионетку, и она ему в этом помогла. Дура, дура, дура...

- Аллё, - заспанный женский голос ответил на его телефон. 

- Сергея позовите, - она сказала сухо, не здороваясь. 

Его любовница имела наглость вести себя развязно, не скрывая их отношений. Могла подойти и обнять его, когда он звонил с видео, словно специально дразнила, или вот так запросто взять его трубу.  

- Кот, проснись, мама Ёжика, звонит. Кооот, ну, давай, поговори с ней! Это же твоя жена, не моя!

- Чего ей нужно в такую рань? 

- Я не спросила.

- Так спроси, ты же секретарь мой, или нет? 

- Вот до офиса доедем, буду секретарь, а сейчас мне в туалет надо, я писать хочу. Сам говори.  

Вот наглая бабища, все ей можно, и хамить можно и трубку его брать можно. Жене нельзя, а секретарше можно. 

- Слушаю внимательно, - захрипел муж в трубку.

- Привет Сергей, мне нужен водитель, поеду в магазин.  Мне доставку сорвали. Ни молока, ни мяса. И денег на карту нужно на продукты. 

-  Что значит сорвали? Ты что, договориться нормально не могла? - недовольно ответил он. 

- Только после трех смогут привезти, а Ёжке сейчас молоко нужно, и за семь часов тряски в машине всё в кашу превратится, лучше их послать с этой доставкой. 

- Ты совершенно никчемная, даже из элементарной доставки умудряешься сделать проблему! Какого хрена я должен из-за такой фигни просыпаться в восемь утра в субботу?  

- Если ты положишь мне на карту денег, и дашь указания водителю возить меня без согласования с тобой, то такие элементарные проблемы я смогу решить сама, -  ответила она очень спокойно, чем окончательно его взбесила. 

- У тебя что, не хватит денег не бутылку молока? - зарычал он в ответ. 

- Хватит. У меня на счету тысяча двести одиннадцать рублей, как ты видишь. 

- Так вот возьми карточку, электросамокат, сгоняй на нем в поселок, купи сыну молока и булки, и не делай мне мозг. Остальное пусть останется после трех! Сложно было догадаться самой? - орал он в трубку. 

- Ты зря кричишь. Твоим стейкам может не понравиться семичасовое катание в машине. 

- Глупости не говори. Стейки специально в тепле выдерживают. 

- Ёжкины творожки не стейки, им холодильник нужен, а не встряска в машине, и ягоды ещё на завтрак не помешают, - она неожиданно осмелела в этот раз, видимо выплакалась и со слезами лишний страх вытек. Или секретарша его постельная взбесила. 

- Что ты из мухи слона делаешь? Что тебе вечно нужно от меня! Обнаглела совсем! 

И вдруг он осекся, замолчал. 

Она обернулась и увидела в проеме двери Ёжку, в пижаме, босого, а поверх пижамы рыцарские доспехи, настоящие, которые отец притащил ему откуда-то из-за границы. Латы, шлем, панцирь - всё, поверх белой пижамы с мишкками, и большой пластмассовый меч из Звездных Войн в руках. 

- Моя принцесса, я пришел тебя спасти! - прокричал он. - От чего ты грустна сегодня? Кто посмел тебя обидеть? 

Муж видимо тоже созерцал это зрелище на камерах наблюдения, поэтому и прервал поток ругательств. 

- Все хорошо, сынок, мой рыцарь, иди одевайся, а я сейчас сгоняю тебе за молоком и сварю тебе каши для рыцарской силы. 

- Можно я с тобой, моя принцесса? Поскакали на моем железном коне! 

- На каком коне? 

- Ну мотоцикл который электрический, он сейчас как будто бы конь. 

- А, вот оно как. Конь это дело серьезное, но двоих нас с тобой он вряд ли выдержит. 

- Тогда я пойду охотиться и подстрелю нам на завтрак пару оленей. Мужчина-охотник, мужчине нужна дичь. 

Сын повернулся и неуклюже передвигая доспехи по ковровой дорожке поскрипел прочь в сопровождении своего верного оруженосца-няни с двумя высшими образованиями, которая шепнула: "Это мы средневековых историй начитались на ночь".  Длинный меча волочился рядом по паркету. 

- Я договорился, тебе сейчас привезут молоко. Занимайся сыном, - сказал муж уже спокойно, без хрипаты. 

- И на том спасибо. Полтора процента пусть не забудет, - ответила она сухо. 

- Что-то ты обнаглела в последнее время, я погляжу. 

А ведь правда, она никогда так с ним не разговаривала. Никогда. Всегда боялась, что он заберет у нее Ёжика и больше "плохая мать" его не увидит, и тут вдруг...  

- Ты приезжай сегодня, поговорим. И шлюхе своей скажи, чтобы она от меня звонки в кровати не принимала, а то как бы твой брачный договор о её наглость и анатомические потребности не разбился вдребезги. Жду тебя с нетерпением. И постельное белье новое привези, пожалуй.

- А со старым что? 

- Дырявое. 

- Разве? 

Она подошла к кровати, демонстративно, на камеру, засунула в крошечную дырочку в пододеяльнике мизинец с безупречным маникюром и легонько потянула. Шёлк послушно "поехал" в месте надрыва. 

 

Когда женщина бросила трубку, Турсун напечатал в поисковой строке: «что значит на смарку». Высветился такой ответ: «Правильно слитно: "пойдёт насмарку", поскольку это наречие. Но образовано оно от существительного с предлогом: "на смарку". Смарка - слово явно однокоренное со словом марать, вымарывать, т. е. пачкать (туда же и бумагомарание, вымарать страницу, замарашка) . Наверное, оно обозначает сам процесс марания». Он еще больше запутался – как он мог напачкать, если даже не приезжал? Может быть в прошлый раз был у неё, и с тех пор еще не отошла?

По поводу руководителя неудобно получилось, конечно. Как ему сказать ей, что у него есть только один руководитель, который звонить ей точно не будет? Имя Турсун в переводе означает «пусть останется». Когда родители потеряли троих детей сразу после рождения, то решили назвать его таким именем, чтобы уговорить остаться здесь, и уговорили - он остался, хоть тоже был очень больным. А потом, когда в семье родились ещё пятеро, и все остались, он уехал зарабатывать деньги и помогать, сначала родителям растить младших, а потом ещё и своей семье. У него дома тоже есть маленький сын, и если его жене нужно напоить его молоком, она доит козу и поит ребенка, а не кричит на кого-то, чтобы ей привезли всё готовое. Его главный «начальник» велит ему много трудиться и много молиться, но он никому никогда не звонит, во всяком случае из живых, а тем более какой-то непонятной несдержаной женщине. Но женщина глупая, и этого ей не объяснить. Турсун набрал номер друга. 

- Здравстуй, Карим. Помоги мне опять. Я дам номер, скажи, что ты мой начальник и что я привезу ей после трех. Сделаешь? Ты хороший человек, Карим, спасибо тебе! 

Турсун решил пока не ехать, дождаться ответа Карима. Достал из пакета термос с домашним кофе, лепешку, включил радио погроме. Большая и уютная кабина, тепло, сытно - это было бы очень похоже на счастье, если бы не такие вот женщины. Карим перезвонил очень быстро: 

- Она сразу согласилась. Сказала, что если не сможет раньше, пусть останется после трёх. Она будет ждать. И ещё почему-то сказала, что желает тебе чтобы до трёх часов ты ездил только по кочкам и ухабинам, так и сказала. 

- А что такое "ухабина"

- Не знаю, я записал и сказал тебе. Может быть поселок такой и через в него въезд к ним. Ты уточни, когда уже будешь к ней ехать. 

- Хорошо, спасибо. 

Турсун забил в поисковик "что такое ухабина". Прочёл: "-ы, ж. разг. То же, что ухаб. Весело бить вас, медведи почтенные, Только до вас добираться невесело, Кочи, ухабины, ели бессменные! Н. Некрасов, Пожарище."  

 

Махоша 2019

Опубликовать в социальных сетях