Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПРЕДЫДУЩАЯ Глава 7. Люди в белых халатах.     СЛЕДУЮЩАЯ  Глава 9.Учимся жить.

К_ОГЛАВЛЕНИЮ

Нам будет весело

Вот такие дела у новоявленного некурящего человека. Получается, что больной весь человек этот некурящий, немощный какой-то. А курящий был ничего себе, силища. Ангел мой, хранитель который, очень сильно здесь для меня расстарался. Знает он мою натуру – мне нужно так, чтобы с вызовом, с перчинкой. Так, чтобы потом в разговоре с кем-нибудь обмолвиться: «А у вас была когда-нибудь ломка? Нет? Ну что вы, батенька, да вы жизни не видели вовсе. Вот у меня …», и дальше с подробностями или без, но гордо задрав нос. Вот и расставил ангел мой на этом пути препятствий, секретиков да пасхалок побольше. Не может же быть, чтобы всем, кто перестает курить, так плохо было? Говорят чем больше стаж, тем круче ломка.

Зачем врут-то про ломку, про то, что бросить просто, немножко потерпеть и будет тебе счастье? Да я если б знала, что такое приключение ждёт, то раньше бы бросила! Можно компанию открыть и выпускать Квест-игру:

Хотите узнать, что такое ломка? Хотите отведать раздвоения личности? Хотите проверить себя на прочность?

Квест-игра «Бросаю курить!»

Будьте с нами, и Вам гарантирована масса острых ощущений. «Последний герой» отдыхает! Стань единственным героем своей жизни!

(Перед употреблением проконсультируйтесь с врачом)

 

До плановой встречи было еще несколько минут. Я вернулась на свое рабочее место, отчиталась осведомлённым, что жить буду, выдохнула и сделала вид, что изучаю почту. Сама же, потихоньку поглядывая на розовую миллиметровку, где мое сердце наследило, погрузилась в себя любимую. Всю жизнь я думала, что курение – привычка, и справиться с ней будет просто, как с любой привычкой – переучить себя на другое поведение. Сначала 21 день на контроле, потом меньше внимания, но следить чтобы не отвалилась новая привычка, а потом и само пойдёт. Я так уже делала, не раз, например, когда зарядку утреннюю в себя «встраивала» как обязательную опцию. Получилось ведь, и хорошо получилось, и когда пищевые привычки меняла, тоже получилось. С курением полагала, примерно так обойдемся, разве что немножко ещё сложности никотиновая зависимость добавит. Оказалось с точностью до наоборот - ошиблась. Не привычка это вовсе, курение это образ жизни, с ним так просто не справиться. Поэтому, видимо, так многие люди не справляются. Выйдут, постоят на чистой стороне, покорёжит их с непривычки и, не дождавшись облегчения, бегут обратно в свою жёлтую прокуренную берлогу.

У меня были отношения с очень хорошим, добрым человеком. Всё, вроде, замечательно: и музыка нас связывала, и кино, и образование, и видение мира – много общего. Одно не совпадало – у него был образ жизни пьющего человека, когда каждый день нужно хорошенечко выпить и закусить. Это ритуал, удовольствие такое обязательное, а я в этом удовольствии принимать участие не могу, потому что у меня образ жизни человека непьющего, и каждый день проводить в состоянии подпития, и думать все время, где бы мне алкоголь сегодня достать, мне странно и не нравится. И паника, когда дома совсем алкоголя нет, не нравится, и как настроение портится, если вдруг долго нельзя будет выпить – все это не для меня. Мы разошлись друзьями, и правильно сделали.

А теперь вот я думаю, что не такие уж они и разные, образы жизни наши, только у его образа жизни есть название, алкоголизм, а у моего такого названия не было. Я была курящим человеком, у меня образ жизни был курящего человека. Ритуалы – перекуры. Каждый час примерно нужно прерваться на перекур, думать о том, где будешь курить, когда попадаешь в незнакомое место, беспокоиться за то, чтобы не кончились сигареты, даже прозапас дома держать припрятанные, и в офисе. От мысли, что предстоит в аэропорту не курить долго, настроение портится. Похоже, очень похоже.

Это не просто привычка была, это именно стиль жизни. На Кубе правила аэропорта требуют отнять зажигалку у пассажира, если она не упакована в багаж. Да, вот такие они, своеобразные ребята там, на Кубе. Ну и я оказалась не промах - поскандалила с таможней, выпустили газ, зажигалку вернули, потому, что она мне дорога. Я – человек, которому была так дорога зажигалка! Меня чуть не арестовали, милицию вызвали, настолько курение для меня было важно. Теперь я меняю чуть больше, чем просто привычку - меняю часть каркаса своей жизни, то, на чем базировались мои убеждения, то, что пронизывало насквозь мой день, что дополняло мои эмоции. У меня капитальный ремонт, и начинается он с большого бума внутри.

 

Раздумья мои прервал кандидат – пришёл вовремя собеседоваться на одну их руководящих вакансий, а значит - труба зовёт меня в поход до переговорной. Передо мной приличный человек, в правильном костюме, в правильных часах, и начиналось у нас всё с ним вполне пристойно: а что Вы знаете про нас, а что у Вас в опыте? Умные слова говорили, про импортозамещение, показатели, мотивацию. Он как раз дошел до места, где показал самую высокую эффективность и собрал команду, когда у меня начались спазмы сосудов, и я принялась зевать. Раз за разом, без остановки, закрывая лицо руками, потом убирая руки, чтобы сказать: «Да, конечно, несомненно», и даже порой успеть что-то спросить, и потом опять спрятаться в ладонях. Остановиться не могу, слёзы потекли. Кандидат недоумевает - почему я рыдаю от его рассказа о том, как он в тендере своими героическими усилиями прибыль компании сэкономил, но вида не показывает.

Извинилась, вышла, вроде как говорить по телефону. Ужас, ужас, ужас! Отпилась водой, собралась и закончила с большим трудом. Не было у бабы забот – купила баба порося. Зовут этого порося Некурю. Устраивает бабе этот Некурю большое хрю-хрю, и где еще и каких он мне свиней подложит не понятно.

Понуро притащилась обратно в кабинет, и видимо внешность моя говорила ярче, чем я сама, потому что впервые услышала от коллеги напрямую:

- Может быть хватит себя мучить? Лучше покури. На тебе лица нет, - с неподдельным состраданием.

- Нет, пойду подышу, глядишь полегчает и лицо найдётся какое-никакое.

И я пошла, на балкон, туда, где все курят обычно, и я когда-то курила, а сейчас здесь никого.  Дышала, дышала, дышала, понемножку, чтобы голова совсем не улетела, кружась в арабесках. Рядом с офисом железная дорога, со мной рядом всегда железная дорога, так уж повелось. И место для жизни когда выбираю, знаю – должны быть колокола и поезда, тогда приживусь, иначе можно не стараться – без них не моё место. Тогда мимо офиса проезжали поезда и гудели, словно салютовали моему маленькому человеческому подвигу, и, то ли от их железной поддержки, то ли от дыхательных упражнений, мне полегчало, и даже чувствительность в мизинчик вернулась. До вечера я провела еще несколько важных совещаний, успешно, без срывов, спазмов и истерик. Хотя суставы по-прежнему крутило сильно.

 

У рабочего дня есть одно неоспоримое преимущество: он имеет свойство кончаться. В такси по обыкновению вспоминала прожитый  день и размышляла: сложно мне дается эта битва, надо себе организовать что-нибудь хвалебное, поддержать себя. Например, буду в календаре дни отмечать, сколько я уже на чистой стороне. Ритуал будет вечерний – приехала домой, через порог переступила, не раздеваясь отметку делаю, благо календарь у двери висит: домой пришел не курящий человек. Представила себе – понравилось, да, точно, так и буду делать!

Потом мне показалось, что такси едет слишком быстро, огни встречных фар мигают слишком ярко, кресло снова стало очень неудобным. Когда добралась до дома, не могла уже поднять руки и сказать слова. Из меня вдруг словно утекла жизнь, очень быстро, совсем, до последней капли ушли силы. Даже показалось, что если я взгляну сейчас в зеркало, то непременно увижу что-то прозрачное, бестелесное. От вчерашней весомой женщины не осталось и следа. Сумку сдала сыну у порога, на ходу стянула шубу и сапоги, не раздеваясь, прямо в офисном наряде, плашмя упала на кровать и провалилась в бездну. Сорри, абонент вне зоны доступа.

И тут ко мне снова приехала скорая. На это раз уже с мигалками, за окном слышно - с шиком прикатили. Вбежали двое, не те, что у меня днем были, другие, молодые и почему-то очень маленькие росточком. Быстрые, суетные, не разуваясь, пришли ко мне в комнату, натоптали. Я их спрашиваю грозно:

- Вы зачем приехали, почему тут пачкаете? Я вас не вызывала?

- Потому что «Красный код» случился. Мы – реанимация, нас не надо вызывать, мы сами приезжаем, – отвечают и из чемодана с красным крестом достают кресло-качалку, камин и клетчатый плед.

- А в чём я-то провинилась, что вы ко мне примчались? – негодую я, отбиваясь, пока они меня в плед, как в смирительную рубашку заворачивают.

- У тебя истерика, это – «Красный код». Не положено быть человеку в истерике. Он может очень больших глупостей натворить, обидеть кого-то или себе вред причинить и всю жизнь сломать своими поступками, - говорят, а сами меня на балкон, на холод выносят прямо в кресле-качалке, и начинают укачивать, а за спиной камин разожгли, я спиной чувствую тепло и слышу, как огонь трещит. – То как мы у вас пачкаем, мадам, несравнимо с тем, как вы, сейчас чадите в этот прекрасный мир вашим психозом. Дым стоит столбом! Он для нас как сигнальная ракета – где его видно, туда мы и несемся.

 - А какие глупости я могу совершить в этом угаре, простите?

- Очень глупые глупости. Например, накричишь на сына, или замуж выйдешь опять.

- А я думала, что закурю… Вы поэтому меня связали?

- Да кури на здоровье, накуривай себе шею, как у быка хвост! – говорит тот, что постарше, лица не могу разглядеть.

- Отпустите меня, я не пойду замуж, честно! У меня от вашего качания готова кружится, - умоляю, хотя мне и не плохо уже, я как в коконе в клетчатом пледе, только нос на улице подмерзает и замотали туго,  беспомощная, высвободиться не могу. – Вы кому-то нужнее, я уже успокоилась.

- Знаем мы твоё «уже успокоилась», нам не велено тебя оставлять и койку освобождать, - и второй, который по моему разумению помоложе, огляделся украдкой, прикурил и сигарету мне в рот вставляет без спроса.

- Не позволю! Нет! Это моя жизнь, моя!

Тут я как рванулась, и вылетела из пледа-кокона. Это застежка на офисной юбке, которая вокруг меня намоталась от метаний по кровати, отлетела, и освободила меня. Дети, меня будить не стали, укрыли пледом как есть, в офисной одёжке. Из окна мне сквозняком дует в лицо, нос холодный. Приснилось снова, и неплохо приснилось – красный код, истерика и тебя в плед заворачивают и качают – эта часть мне даже очень понравилась, всегда бы так! А пока у меня одна реальная скорая – кошка, которая на меня сверху взгромоздилась, согрела и придавила. Урчащий мой камин. Она и есть моя первая помощь от всех напастей. 

_____________________________________________________________________________

Это первый рабочий вариант книги "Дневник некурящего человека в никотиновой ломке". Материал пока находится в стадии правки, поэтому уважаемые читатели, если вы находите ошибки, опечатки – пишите. А еще буду очень благодарна Вам за обратную связь о прочитанном. Напишите мне, пожалуйста, что обо всём этом думаете, для меня это очень важно.

С теплом, Махоша. 

 ПРЕДЫДУЩАЯ Глава 7. Люди в белых халатах.     СЛЕДУЮЩАЯ  Глава 9.Учимся жить.

К_ОГЛАВЛЕНИЮ

Опубликовать в социальных сетях