Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПРЕДЫДУЩАЯ Глава 24. Жиробасина.   СЛЕДУЮЩАЯ Глава 26. Вкус дыхания.

 К_ОГЛАВЛЕНИЮ

Люди в белых халатах 2

Дописала предыдущую главу и задумалась – а вдруг окажу кому-то медвежью услугу? Прочтут, испугаются, скажут:

- Э, нет! Ну его, слишком всё сложно, лучше уж курить!

Чуть не стёрла, вовремя остановила себя. Нет, не сотру, по-прежнему верю, что люди очень сильные и способны на большее, чем кто-то от них ожидает. Я ничем не лучше других, самая обычная, могут и другие, если случится прозрение, поэтому честно продолжаю. Была ли проблема с лишним весом худшей из тех, что встретились на моем пути на чистую сторону? Нет, была проблема и похуже. Теперь о ней.

Я трусиха и немножко ипохондрик – это когда человеку кажется, что прыщик это не просто прыщик, а начало какого-нибудь ужасной болезни. Надумываю себе, бывает. Не так, чтобы каждый раз до панических атак, когда себя накручиваешь, будто этот прыщик и станет последним твоим проявлением на этой планете, но пустячную трусость в области всяческих странных проявлений своего организма я испытывала всегда.

А теперь поводов для этого стало столько, что в первые месяцы отказа от курения я чуть было не превратилась в настоящего матёрого ипохондрика. В моем организме всё время что-то происходило странное: то я чесалась, то зевала, то спала, то бегала как угорелая, то голова болела, то живот, то ноги сводило – всего не перечислить. Ощущение, что меня разобрали на части и собирают по каким-то не утвержденным мной новым чертежам, было очень явным. Словно вокруг меня стояли строительные леса, и периодически от моих стен отваливались куски штукатурки, в внутри шел капитальный ремонт и работали отбойные молотки. Сомневалась, устою ли во всей этой перестройке.

Я не стала списывать все изменения на отказ от курения и пару раз даже честно сдала разные анализы на всякий случай. Они показали – сию минуту можно запускать в космос. Результатом я осталась довольна и решила не тратиться больше на обследования ни деньгами, ни временем – само как-нибудь восстановится.

Страх. Какое же прекрасное чувство! Да какое там чувство – какой чудесный врожденный инстинкт!  Он дан нам для того, чтобы уберечься от стольких опасностей и ошибок на жизненном пути! При правильном использовании может быть очень полезной даже вот такая как у меня маленькая трусость из-за прыщика. Жаль, что в мои тринадцать, когда я только начинала курить, он не сработал, не остановил меня вовремя.

Всемирная Организация Здравоохранения беспокоится о том, что возраст,  когда люди начинают курить, всё уменьшается. Около 80% курильщиков берутся за сигарету в возрасте до 22 лет. Врачи переживают за юность. Вспомнила – тогда у меня тоже, как и сейчас, не хотел организм никотина, во рту были болезненные язвочки. Терпела и привыкала. Как-то неправильно пугачи противокурительные устроены, словно специально, чтобы не работали все пугающие картинки и надписи. Для чего они, если в жизни человека нет этих примеров страшных, разлагающихся, черных и умирающих под капельницей, как на ваших картинках? На людей, а на молодежь особенно, действует то, что есть в их опыте реальном. Например, поцелуй с пепельницей нарисовали бы, придумали бы образ никотина, убивающего потенцию, или никотина, не дающего мышцам расти, или девушку с желтыми зубками – все глядишь, добрались бы до юных мозгов. Тогда, в тринадцать, мне не было страшно, а было очень интересно.

Я помню свой первый раз очень точно, до формы и цвета листьев вокруг полянки, до мелочей. Закурила за компанию, потому что хотела быть крутой, старше своих лет, очень спешила взрослеть, и еще назло родителям, конечно. Но следующий шаг, как я попала в ряды курильщиков уже с устоявшейся привычкой - не помню. Отрывки про то, как ворую сигареты у родителей, как курю во дворе школы, в институте на лестнице. Тут я уже была курящей, а что до этого? Картинки…

Ночь. С мамой на кухне чаевничаем. Я молоденькая совсем, лопоухая и большеглазая, лет шестнадцати. Кухня у нас правильная, шестиметровая – лучшие габариты, чтобы курить и болтать, когда всё под рукой, только повернись. Курим, болтаем. Помню сигареты, пепельницу-ежика и обои зеленые, плотные. Сами клеили, кривенько. Они отошли за трубой отопления, в углу, висят предательским пузырём и оттого стали теплым домиком для вечных обитателей наших квартир - тараканов. Их слышно, шуршат, копошатся.  Некоторые выбрались на воздух и висят на трубе рядом с домом рыжей гроздью с шевелящимися усами. В шестиметровом пространстве уживаются два человека и тысячи тараканов.

Привычно. Пока светло в квартире - время людей, тараканы ведут себя прилично. Погасим свет, и они захватят кухню. Если ночью вдруг включаешь тут свет, надо подождать, пока желто-черная масса, покрывающая горизонтальные поверхности, раствориться в пространстве, и потом уже делать шаг – таковы правила, иначе под ногами будет хруст, и по тебе могут пробежаться.

Поздно засиделись. Свет горит, тараканы терпят, ждут пока мы угомонимся, и вдруг один не выдерживает. Большой, чёрный, выбегает из укрытия и несется по потолку по диагонали, прямо над нами.

- Чёрный, к деньгам! Бить жалко, - сокрушается мама. – И чего сорвался? Молодой, наверное, горячий.

- Ничего, у нас таких денег полным-полно, от них в кармане пока не прибавилось! – ворчу я, взбираясь на табуретку с тапком в руке.

Привычным движением руки наотмашь дело сделано, и нарушитель спокойствия пал в прямом смысле этого слова, прямо на стол лапами кверху. Остальным урок сегодня впрок не пошёл - один за другим вылезают, всех видов и мастей, от малышей до матерых папиков, выбираются зачем-то на потолок.

- Дурни, на тризну что ли собрались? Война, дочь?

- Никакого инстинкта самосохранения. Видно перенаселение у них. Война! – соглашаюсь я, и направляюсь за дихлофосом.

К тараканам приходят апокалипсис с Армагеддоном в моем лице. Я раззадорилась, поливаю обильно за обойный пузырь, они выскакивают, прыгают вниз в надежде на спасение, рыжей массой текут по стенам. Всё быстро заканчивается, потому что вонь он дихлофоса невыносима не только для тараканов, но и для людей. Слезаю, кашляю, чешу нос.

- Ну ты сегодня разошлась, дочь!

- А нечего было нарушать комендантский час. Сказано же – стреляю без предупреждения!

- Ты чай только не пей теперь. Вылить нужно, везде дихлофос! -  и мама заботливо выливает чай в раковину, и снова ставит чайник на плиту. Тепленькое сейчас не помешает.

Я открываю окно настежь, прикуриваю и чувствую, что сигареты отдают дихлофосом. Пропиталсь, вкус отвратительный - химия,  я порываюсь затушить сигарету в ежика.

- Мам, а у нас ещё есть сигареты, или последняя пачка?

- Последняя, завтра надо купить.

Значит придётся курить как есть, и я курю сигарету со вкусом дихлофоса. Мне около шестнадцати лет, и я уже вот так зависима. Как я к этому притопала от той первой сигареты на полянке – не помню. 

Как же аферист-никотин добирается до нас, по шагам, как залезает в нашу жизнь, под видом какой бедной овечки стучится он в двери? Спрашивала у многих, помнят ли они свою первую сигарету. На удивление, вспомнили все, и рассказывали с большим удовольствием про то, с кем курили в первый раз, какие были эмоции и ощущения. Яркие впечатления, приключение. На вопрос «Зачем», отвечали:

- Было любопытно это пережить.

- Хотелось стать взрослее, круче.

- Хотелось выделяться и удивить сверстников.

- Все курили и я со всеми.

- Хотелось сделать что-то запрещенное, секретное.

- Хотелось доказать им всем, что я уже не маленький.

- Назло, потому что запрещают.

- Модно быть раскрепощённой.

- Курить это красивый ритуал для девочек.

- На слабо взяли, сам не хотел.

- Психанул, предложили расслабиться

 

На вопрос «Когда и как ты превратился в зависимого курящего  человека» ответить толком не смог никто:

- Как-то само получилось - чаще, чаще, а потом уже и всё время. Не помню.

 Межу ярким началом и банальным привыканием провал. Прямо дурман какой-то, наваждение! Как сложно бывает сформировать привычку бегать или есть вовремя, я вот сейчас никак привычку к дыхательным упражнениям в себя на встрою, а тут пожалуйста – сама сформировалась, без приложения усилий. Как змеюка за пазуху заползла и свернулась калачиком. Человек пригляделся – и правда змея, нет чтобы выгнать – опять дурман и наваждение – придумал оправдание и защитные слова для змеюки, и носит теперь с собой, ждёт, когда она его за горло возьмет. А вдруг ему повезет, и она окажется среди тех счастливчиков, кого пронесёт, в змеюка на самом деле добрая?

 

Снова и снова нахожу глубоко спрятанные данные, например доклад «Доклад ВОЗ о глобальной табачной эпидемии 2013 г.» В нем есть вот такие данные: «Рамочная конвенция ВОЗ по борьбе против табака (РКБТ ВОЗ) признает существенные вредные последствия, вызываемые употреблением табака, а также острую необходимость их предотвращения. Табак ежегодно убивает почти 6 миллионов человек… Табак убьет до одного миллиарда человек в этом столетии…» Хорошо, что я уже не попаду в эту статистику! У меня теперь другая история.

К концу третьего месяца я почувствовала себя по-настоящему плохо. Мои мечты о снижении веса и изменениях в меню разбились о настоящие, не надуманные боли. В животе явно творилось что-от неладное – он молчал и не работал, совсем, словно все процессы внутри остановились. Мне хотелось кислой капусты, хрена, горчицы, чеснока – чего-то очень острого. Я соглашалась с капризами организма, ела и потом не могла дышать от боли. И тогда в моей жизни снова появились люди в белых халатах, к которым я приползла со словами «помогите», и ругала себя за то, что не послушалась их совета в первое пришествие. Надо было быть внимательнее к своему здоровью в этот момент.

Никотина не стало. Мой сниженный метаболизм вызвал коллапс в работе внутренних органов, которые не справлялись с обычным пищеварением – не хватило тонуса, не хватило ферментов, все органы «вяленькие». Восстановление процесса в буклетах обещали после трех месяцев – не успела, и некоторые из моих органов выглядят совсем плохо. Пришлось срочно браться за ферменты и прочее  назначенное лечение. Мне было больно, плохо и горько в прямом смысле этого слова.

Тогда я снова услышала от добрых знакомых:

- Не понимаю, как можно себя так мучить. Уж лучше закурить! Спасай себя, пусть всё вернется на свои места!

- Так я как раз и делаю так, чтобы всё вернулось на свои места! На свои настоящие, природой обозначенные не зависимые от ядохимикатов места. И всё, что мне нужно – немножко подождать и потерпеть.

- Сколько ж можно терпеть! То одно, то другое… Это вообще когда-нибудь закончится?

- Да. Это последние отголоски, афтершоки[1] моего курения. Мне осталось совсем чуть-чуть. Через три месяца я буду как огурчик.

- Упрямая!

 

Упрямая. Понимаю, как далеко в мой организм залез никотин, и тело, которое мне дали поносить на одну эту жизнь страдает сейчас из-за той моей ошибки – я не уследила, попустительствовала. Это моя персональная халатность по отношению к своему, доверенному мне телу. Я чуть было на стала виновницей его погибели по неосмотрительности.  Думаете те, кто в 60 лет бросает курить после инфаркта, когда прижмёт, не испытывают таких проблем? Еще как испытывают, и в дополнение к инфаркту они становятся поводом для смерти. А у меня ещё тысяча желаний нереализованных в жизни, так что я сейчас это пройду, пока еще полно пороха в пороховницах. Варианта возврата к курению нет. Он просто не рассматривается. Точка.

Я нашла способ перестроить свою жизнь так, чтобы и спортом заниматься, и соблюдать рекомендации врачей и работать. Через пару недель щеки мои наконец порозовели, в офисе мне стали делать комплименты о том, что я посвежела и некурение женщине очень к лицу, и я пошла в клинику с хорошими новостями и благодарностью своему врачу.  

Ждала приема в этот раз долго, что-то перепутали в расписании приема. Рассматривала прейскурант на всё, и долистала до раздела «Пластическая хирургия». Он начитался с вот такого объявления:

 

«Уважаемые пациенты и пациентки отделения пластической хирургии. Наши хирурги не оперируют курящих пациентов ни при каких обстоятельствах, и исключения из этого правила мы не делаем, потому что:

 

Курение представляет собой окись углерода в вашей системе, которая отнимает кислород у тканей. Никотин пагубно влияет на кровеносные сосуды, сужает их, снижает питательный приток крови к коже, это приводит к ишемии тканей и нарушению заживления поврежденных тканей. Ваша кожа страдает от никотина!

Заживает всё у курящих значительно хуже. Так плохо, что врач потом стыдится признаться, что это была его работа и страдает от результатов операции больше, чем его пациент!

 

У курящих:

Рубцы больше,

Некрозы возникают чаще,

Заживление идет значительно дольше.

 

Мы хотим сделать Вас лучше, и не будем оперировать курящего пациента, ни за какие деньги. Такое у нас правило.

Спасибо за понимание!»

 

Ничего себе! И почему я раньше никогда да этой красной памятки не добиралась. Или за ненадобностью просто не обращала внимания на неё? Неужели и правда не будут оперировать? Ценники же сумасшедшие, за такие деньги могли бы и пойти навстречу курящим пациентам!

Девушка – администратор видит мою заинтересованность, улыбается. 

- Скажите, а если куришь и просто не скажешь об этом врачу? - обращаюсь я к ней. Скучно ждать – телефон сел, делать нечего, лучше поболтать.

- Этого не скрыть. Вы можете сходить на консультацию у нашему хирургу, абсолютно бесплатно, и он сразу определит, курите или нет, по состоянию кожи.

- Да ладно! – недоумеваю я.

- Пал Василич говорит, что кожа дублёная никотином уже не кожа, а шкура. Шкуру правят в с корняжных мастерских, а он – хирург, а не скорняк.

- Грубо.

 

- Жестко и честно, из опыта. А вы когда пластику планируете?

- Спаси

- Еще немножко…бо, пока нет. Мне бы своего гастроэнтеролога дождаться.

 

Может быть на дамских сигаретах вот эту памятку из клиники написать вместо картинок нереальных, это в сто раз лучше подействует!



[1] Афтершо́к (англ. aftershock) — повторный сейсмический толчок, меньшей интенсивности по сравнению с главным сейсмическим ударом

_____________________________________________________________________________

Это первый рабочий вариант книги "Дневник некурящего человека в никотиновой ломке". Материал пока находится в стадии правки, поэтому уважаемые читатели, если вы находите ошибки, опечатки – пишите. А еще буду очень благодарна Вам за обратную связь о прочитанном. Напишите мне, пожалуйста, что обо всём этом думаете, для меня это очень важно.

С теплом, Махоша. 

ПРЕДЫДУЩАЯ Глава 24. Жиробасина.   СЛЕДУЮЩАЯ Глава 26. Вкус дыхания.

 К_ОГЛАВЛЕНИЮ

Опубликовать в социальных сетях