Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПРЕДЫДУЩАЯ Глава 20. Делающие не думая.

СЛЕДУЮЩАЯ Глава 22. Бегство.

 К_ОГЛАВЛЕНИЮ

С новым счастьем

Конечно, нужно было уехать, сменить обстановку, увезти себя подальше от привычных автоматизмов, но старший сын захотел побыть дома. В прошлом году он встретил Новый Год в армейской казарме, и теперь наотрез отказывался отмечать праздник в толпе. Еще недавно он выбирал из десятка друзей, с кем ему оторваться, а теперь ищет домашнего тепла, уюта, покоя, я понимаю. Утку из духовки и кошку под боком хочется после казармы-то. Я осталась дома на несколько дней, чтобы начать год всем вместе, решила сама приготовить, с младшим – никогда у меня так не было, пусть будет! А еще мы договорились изменить традиции и не наедаться ночью.

Я помню, как раньше ждали праздников. Тогда еда была в радость - свежий огурец и шпроты мы ели зимой, один раз, в новогоднюю ночь, если повезет, конечно. А не повезёт – значит селедку и солёный огурчик из банки, что с лета заготовлена. Тогда был смысл ждать, с удовольствием есть огурец после курантов и чувствовать от этого праздник. Теперь еда это просто еда, и поданное после полуночи запеченное по рецепту древнего племени каких-нибудь ацтеков мясо остается не тронутым, а огурец завянет и отправится в мусорное ведро, не дожив до утра - мы сыты и еда теперь всего лишь еда, даже вкусная. Какой в ней тогда смысл ночью?

Договорились, что утроим себе такой вкусный ужин с уткой часов в восемь вечера, наедимся, напьемся, а в полночь можно и шампанского с конфетой с удовольствием - никакого насилия над собой. 

С удовольствием играли в предновогодние хлопоты, наряжали квартиру, охраняли еду от кошки, которая всё же прорвала оборону, прокралась на кухню, сунула морду в банку с икрой и своим громким чавканьем привлекла внимание зазевавшихся стражей. В шутку устроили из-за этого перебранку про обязанности, кидались мишурой и дождиком - это был настоящий семейный Новый Год. И вот уже утка наполнила запахом квартиру, и значит - пора готовить место для праздничного стола. Отодвигаем диван, а под ним одна одинешенька завалявшаяся сигарета. Подняла её машинально. Месяц я не держала в руках сигарету, зачем-то стала разминать её - приятное забытое ощущение в пальцах. Сигарета  пересушенная, шуршит, и табак посыпался. Зачем? Современные сигареты не нужно разминать, это старого образца и разминали, и ветки из них вынимали, и сушили на батарее, а теперь незачем, а я вдруг стала. Потом понюхала её - старинная всё же палочка, набитая травой. Как можешь ты, ничего, по сути, из себя не представляя, так захватывать умы человеческие, взамен давая только обычную, ничем не примечательную, но дурно пахнущую жизнь? Говорят, кто-то испытывает удовольствие от тебя, хотя на самом деле это невозможно – нет в тебе ничего для удовольствия. Где-то в Африке, водится галлюциногенная жаба, её лижешь и получаешь удовольствие – вот это да, и отвращение и удовольствие, два в одном, а от сигарет один обман.

Наверное я напоминала любопытную мартышку, когда рассматривала, изучала сигарету, словно видела её впервые, крутила в руках,  а она взяла и высыпалась вся к моим ногам. Дети посмеялись:

- Мама, ты одним волшебным прикосновением способна обратить сигарету в прах!

- О, да! Теперь точно способна, - поддержала я, ни капельки не жалея о ней. У меня в руках осталась сиротливая тряпочка из папиросной бумаги с фильтром. Скомкала и выбросила, даже рвать не стала.

 

Не все традиции стоит разрушать, и ужинать мы решили как обычно, при свечах, чтобы добавить моменту торжественности и умиротворения. Зажигать свечи – одно из моих самых любимых занятий в новогоднюю ночь, и я стараюсь сделать это, пока никто не видит, иначе придется делиться с младшим, который тоже большой любитель огненных действ. В ту ночь я поднесла зажигалку к фитилю, огонёк занялся, и почему-то задрожали руки. С трудом поставила горящую свечку на подсвечник. Что-то со мной не так - кружится голова, сжимает горло... Уж не заболеваю ли я? Попробовала со второй свечой, и тут меня прорвало – самая настоящая истерика, рыдала так, словно мне год плакать не давали. Что за срыв? Неужели найденная сигарета так повлияла?

Немного успокоилась, подышала, попила, взялась за следующую свечу – история повторилась. Как же я могла быть такой слепой, такой бездумной? Как я упустила такую важную деталь! Десятилетиями, по двадцать раз в день я зажигала огонь, а потом взяла и перестала. Учла почти всё, и дыхание, и автоматизмы, и ломку, но огонь, с его светом, с его теплом – не углядела. Я случайно, по недосмотру, вместе с курением бросила огонь!

Те, кто увлекается магией сейчас, наверное, говорят – вот дурёха! Огонь, который ты зажигаешь днём, живой огонь, незаменимый источник жизненной силы. Конечно, без него человек будет болеть, как ты сейчас болеешь, и метаться, как ты сейчас мечешься! Не знаю, насколько такой подход верен, но понимание того, что в огне обычной газовой зажигалки температура составляет от 800 до 1970 °С, и я каждый день держала это маленькое солнышко у себя в руках, убеждает меня не только в причастности к всемирному глобальному потеплению, но и в потере чего-то очень значимого сейчас.

Стоит ли говорить, что новогодний подсвечник-фонарик не переехал в этом году на своё привычное место на задворках задней полки сразу после Нового Года. Он поселился теперь у меня на рабочем столе и частенько вечерами в нем поселяется огонь, и я смотрю, как по стенам пляшут его отблески, и улыбаюсь. Нервничать я стала меньше. Может совпадение, а может быть просто для меня это важно…

 

Еще одна предновогодняя традиция – хвалиться, провожая старый год. Вспомнить всё хорошее, что принёс тебе год, испытания, которые ты прошёл, сюрпризы, которые он тебе подарил, людей, которые в твою жизнь пришли, и людей, которые твою жизнь покинули. Ох, с каким же удовольствием я хвалилась в этот раз, перечисляя все свои подвиги, и закончила гордо: «… и стала некурящим человеком». А когда пришла пора торжественно поменять настенный календарь, сын спросил:

- Ты будешь и в новом календаре, сколько дней не куришь?

- Нет, не буду, мне это больше не нужно, - ответила я не задумываясь.

Я действительно чувствовала – мне это больше не нужно. И в честь этой моей уверенности в ту ночь мы жгли бенгальские огни и смотрели, как бьют салюты. Огоньки. Завораживают…

 

Как же разукрасили Москву в этом году! Морозы ударили под двадцать градусов, снега кот наплакал, словно не зима вовсе, а огоньками всё кругом опутано, деревья ими плачут, город сияет, переливается - иллюминация. Как жаль, что я в детстве такого не видела! Сказка наяву!

Первого января, большая часть страны лёжа на диване справляется с последствиями возлияний, обжорства и ночного гульбища. Вся человеческая сущность после новогодней ночи требует горизонтального положения, периодического нападения на вчерашний салат в холодильнике, можно прямо из миски, ложкой... И рыбы. И грибочков. А потом конфету еще шоколадную. Одну, или парочку… И запить…

Москва в первый день года всегда полупустая, мы пользуемся этим приятным нюансом и пока светло, отправляемся в кино. Народу мало – удовольствия масса, в том числе возможность понаблюдать за теми, кто явно попал в кинотеатр не по своей воле. Некоторых практически на руках принесли - видимо билеты были куплены заранее, жалко терять. Кто-то в вечернем платье, кто-то в костюме зайки, а одна дама даже в образе горничной – уж отметили, так отметили!

К вечеру, получив в кино хороший повод для обсуждения, отправляемся болтать и гулять по Москве – иллюминацию смотреть. В этот раз начали от кинотеатра «Пушкинский», который раньше был «Россией», а теперь вообще превратился с мюзик-холл. Видимо в этом доме открыт пока портал вечных изменений, так часто там всё меняется. На Пушкинской площади столько снесли в свое время крестов и куполов, что пространство до сих пор не успокоилось, и понять не может, что происходит? Ждёт, когда же люди догадаются, наконец, что не получится снесенный монастырь на месте дома 2  заменить ни на казино, коих в это доме было несколько, ни на кинотеатр, ни на мюзик-холл. От оплота суеты и неприкаянности идём в сторону памятника А.С. Пушкину, мимо смешного крошечного катка, мимо светящихся палаток с сувенирами и сладостями, похожих на пряничные домики.

Александр Сергеевич в зимнее время у нас обитает под огромной наряженной елкой. Он стоит спиной к дому 2, непонятного назначения, смотрит на суетящуюся вокруг толпу и диву дается, как меняется мир! Это раньше надо было думать, что публиковать, цензуру проходить, а теперь сфотографировался в обнимку с фонарём, лошадкой, цифрой ноль или ангелом, и скорее в интернет выкладывай, на всеобщее обозрение. Новопушкинский сквер весь превратили в селфи-театр: в фонтанах декорации, на газонах фигуры с подсветкой, цифры 2016 горят, люди толпой через ноль текут.  Ну раз так, значит будем и мы фотографироваться.

Сняла перчатку, чтобы на кнопку с фотоаппаратом нажать, и сразу палец окоченел, бордовый стал и бесчувственный. Немудрено – вытащили из уютного мехового гнёздышка на двадцатиградусный мороз. Очень холодно, колотун. Мы поглазели немножко, пофотографировали, пока пальцев хватило, и скорее в метро, греться. Уже в вагоне метро в кончиках пальцев побежали иголочки – подморозила. А если б курила, как бы я сейчас? На таком холоде как курить то, если дышишь через раз – нутро обжигает! И пальцы бы все того гляди отморозила. В мороз особенно хорошо, что я больше не курю!

Да, себя хвалить надо, даже когда понимаешь, что раз вспомнила про курение, значит курящая часть в тебе еще очень сильна! И интересно получается – раньше, когда я курила, про курение так не думала. Сигареты казались мне предметами обихода, на огонь вообще внимания не обращала. Только места для курения были важны: куда ни приезжаешь, ищешь сразу глазами, где курящие собираются, где можно, где нельзя, как принято – прятаться или в отрытую? А сам процесс курительного ритуала был как таинство запрятан на неосознанном уровне в моём мозгу. Он просто был рядом, и я с ним была единым целым. Теперь же, когда я с ним рассталась в голове, выбрался на поверхность и при каждой удобной возможности напоминает о себе: «Ей, я еще здесь! Помнишь меня, какой я хороший, симпатичный, привычный!»

Что-то мне это очень напоминает. Вот недавно звонок…

- Я тут подумал… Был так не прав, недооценивал, не понимал что наши с тобой отношения – истинная синергия двух сердец. Она не на Земле нашей грязной определена, в Космосе, силой и мудростью его.

- Привет. У тебя всё в порядке?

- Нет. Я понял, что мы рушим то, что нам не подвластно, что послано свыше. И мы просто обязаны это принять!

- И как же? – мне любопытно дослушать, что же он приготовил. Когда разрываешь отношения с поэтом, стоит ждать чего-то подобного, даже если точно знаешь, что он уже кое-кому кроме тебя поклялся в вечной любви. И будучи хорошо знакомой с этой осчастливленной его признаваем  незнакомкой, прошу её кинуть мне текст его послания, благо ей он написал. Наследил, как говориться, в веках.  

- Знаешь, мне пришло, было видение: мы должны принять себя такими, какие мы есть, со всеми огрехами, со всем несовершенством, взяться за руки и идти вместе по жизни крепко сцепив пальцы, и не давая их разнять никаким космическим ветрам…

Я тем временем читаю её ответ: «Мне пришло, было видение: мы созданы друг для друга. Ты моя подруга, назначенная мне самим великим Космосом. И только наше единение на жизненном пути позволит добиться высшей синергии и даст нам с тобой раскрыться полностью, без остатка…»

Вот так, всем одно и то же. Интересно, сколько нас таких? Она пишет, что знает еще минимум троих. Смеёмся смайликами и хихикнула в трубку, не удержалась. 

- Ты смеешься? Как можно, как! Ведь это прозрение, это сила великого Космоса!

- Друг мой, современный методы коммуникации открывают перед нами широчайшие возможности взаимодействия на космическом уровне, и просят меня передать тебе привет и наилучшие пожелания от всех участниц твоего будущего гарема, кому ты передал это космическое послание! – отвечаю я, поддерживая дух трагизма в моменте.

- Что-то со связью…

- Да. Космос видимо помехи наводит!

- Ты жестокая!

- И к тому же грубая. Утешься этой мыслью и отправляйся в…  космос!

Гудки.

Когда расстаешься с кем-то, он не сразу уходит. Помнишь его голос, тепло, шаги, запах, ощущения. Сначала каждый день, потом реже, реже, и всё, он ушёл. И удивляешься, потому что когда был рядом, не видела так многого, словно и правда были единым целым, одно на двоих отражение в зеркале. Думалось: «Я без него не могу!», а оказалось - по праздникам его вспоминаешь, когда смска поздравительная приходит. Так будет и с курением, и никаким космосом оно меня обратно не заманит! Вариант с возвратом к курению не рассматривается.

_____________________________________________________________________________

Это первый рабочий вариант книги "Дневник некурящего человека в никотиновой ломке". Материал пока находится в стадии правки, поэтому уважаемые читатели, если вы находите ошибки, опечатки – пишите. А еще буду очень благодарна Вам за обратную связь о прочитанном. Напишите мне, пожалуйста, что обо всём этом думаете, для меня это очень важно.

С теплом, Махоша. 

ПРЕДЫДУЩАЯ Глава 20. Делающие не думая.

СЛЕДУЮЩАЯ Глава 22. Бегство.

 К_ОГЛАВЛЕНИЮ

Опубликовать в социальных сетях