Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 ПРЕДЫДУЩАЯ Глава 14. Когда-то давным-давно.  

СЛЕДУЮЩАЯ Глава 16.А ну ка удержись.

К_ОГЛАВЛЕНИЮ

Крылатые качели

По-другому вторую неделю не назовешь – качели и только. Сон наяву, и при этом то взлёт, то посадка: то сил столько, что летать хочется, то ни одной силёнки в наличии, и ползаешь как муха сонная. Предугадать это совершенно невозможно, прогнозировать своё поведение тоже. Раздражительность – не то слово, бесит всё  - люди, вещи, события, и это самый честный эпитет для описания происходящего. Только кошка не бесит. Прижимаешь её к себе иногда и воешь тихонько, а она терпит. Кошка, хоть и не собака, понять не может, а лечить может, и мне это сейчас очень нужно. Иммунитет рухнул, вся чешусь, болею, аллергия на всё что можно и нельзя. Чудесное состояние души и тела, не правда ли? Вот такая сила у этой зависимости, вцепилась не пускает, тянет за ноги обратно.   Как тут сравнить, какая неделя легче? Там, на первой, хоть ломка была, развлекала-отвлекала…

А ночью и того хуже. Сон по-прежнему рваный, но его стало много больше. Если раньше шести часов мне вполне хватало, чтобы выспаться, то теперь если десять не просплю, то отключу все будильники и везде опоздаю. Словно мне раньше спать не давали полжизни, и теперь я решила взять реванш. Пришлось младшего подключать к процессу утреннего пробуждения. До сих пор переживает, спрашивает, не нужно ли меня будить – утрата доверия к моей организованности. Вот почему так несправедливо устроено – пару раз в жизни оступишься, а вокруг уже все решили, что ты безответственная и с собой сама управляться не в состоянии?

И снится опять всё то же. Курю в каждом сне, в разных интерпретациях, только теперь еще иногда при этом и умираю вдобавок - хоть спать вовсе не ложись, как неприятно. То я по развалинам брожу, то в темном царстве у меня встреча не пойми с каким чудовищем, то бандитские разборки, то меня с пачкой сигарет в телефонной будке в Париже закрыли, и ни одной ситуации со светом и радостью, и курю, курю, курю, всё в дыму во сне. Радует бесспорно то, что просыпаешься в итоге живой и некурящей, но для того чтобы это понять проснуться нужно. Вот и выходит, что сплю я теперь много, чуть не пол дня, а значит почти половину жизни я виртуально курящая, а потом ещё виртуально мёртвая, и явно не в раю. Гоняю между бытием и преисподней туда-сюда – надоело так, что взялась по обыкновению думать, что это и для чего это мне нужно. Прямо как проснулась в очередной раз в холодном поту, так и не вставала, пока не додумалась. Опоздала везде, но, согласитесь, если такую проблему не решить и всё для себя здесь по местам не расставить, нет смысла куда-то вообще успевать.

Сон забудется скоро, надо его по горячим следам ловить. Именно ловить, потому что сегодня я, очевидно, была рыбой. Себя не видела, но только плавала в мутной воде среди водорослей. Знала, что тут еще кроме меня рыбы есть, но и их тоже не видела, только я одна и водоросли кругом колышутся, сине-зеленые. По ощущениям точно знаю – золотая я, отсвет от меня есть в окружающей мути золотистый. Толи я рыба, толи фонарь – сама уже не понимаю, но в чистую воду очень хочется попасть, неприятно мне здесь, изменений хочется к лучшему.

Плыву, и вижу крючок рыболовный висит, на леске, а на нем табличка «съешь меня для радости», и булка большая сдобная на нем насажена. Свежая булка, сахаром сверху посыпана, блестит и пахнет так, что мимо никак не проплыть. А еще и «для радости», то, что мне нужно, почти - чистой воды она не заменит, хоть вкусом порадует. Я с боков поклевала её – на вид лучше, чем на вкус, пресновата, никакого удовольствия, и тут крючок кто-то выдернул наверх. Я отплыла, думаю: «Какая я умная. Не заглотила, а обгрызла, потому меня не поймали, дуралеи. Кто так бестолково наживку то насаживает?»  Выходит, что радость в этом и была – жива и не поймали.

 Плыву дальше, и вдруг понимаю, что крючков вокруг видимо-невидимо. С деньгами, с туфлями моими красивыми, с пирожными, с драгоценностями опять же моими, одеждой, и все колышутся, кто-то их дергает вверх и снова забрасывает. Я сквозь них продираюсь, бока себе исцарапала, вижу как кровавый след за мной остается и вместе с ним силы начинают из меня утекать. Я рот рыбий открываю и без звука кричу: «Помогите!», а мне кто-то в ответ: «Заплати за булку!». Я начинаю оправдываться, что на булке ценника не было, как же я могу платить? Чем платить-то? Мне отвечают: «Рыбой плати», собой, выходит, хотят чтобы платила.

Вот вам и радость! Опять обманули, как теперь быть? Вода от рыбьей крови темнее и темнее становится, а кругом одни крючки, и рвут меня всё сильнее, так что я уже и плыть-то не могу.

Рядом со мной крючок, гладкий, без зазубрин, из сигареты сделанный. На нем наживка – надпись «Помощь» привязана. Я не раздумывая его заглатываю уже ошалелая, вода смеётся надо мной, потому что это уже не вода, а дым. И крови никакой не было – всё дым. А как я, рыба, в дыму-то выживу? Меня вроде как вытащили из этого дыма, и в другой перекинули, тот что в ведре, еще плотнее дым, и никакой воды. Я себя ругаю, мол, дура я дурная золочёная, снова на ту же удочку попалась. Нет чтобы терпеливо чистую струю искать, снова в дыму и сигаретой во рту, и вот-вот концы отдам. Пустят теперь мою чешую на пуговицы и блёстки, а меня котам скормят. И чтобы не умереть окончательно проснулась.

Для чего-то же нужны такие сны? Если вдуматься, то получается, что во сне меня будто на перекур водят каждый раз. Вроде как послабление небольшое, но при этом показывают мне, как там плохо, на желтой то стороне. Не хочу туда! Вариант с возвратом к курению не рассматривается.

В реальности нагрузка на меня велика, справляюсь плохо. Плачу по пустякам, злюсь на ровном месте. День в дневнике то начинаю с фразы «мне плохо, мне очень-очень плохо», то с «как прекрасен это мир полный энергии». Непостоянство и метания, но при этом и зарядку делаю, и рисовать успеваю, и с графиком рабочим наряженным справляюсь, то есть не совсем овощ, но еще и не фрукт точно.

К концу второй недели у меня снова субботнее обучение, последний раз в этом году. Проходим первый полуторачасовой блок, в перерыве надеваю куртку и направляюсь на улицу, курить. Еле себя поймала, прямо чуть не сбежала девушка! Проанализировала, и поняла, что я некурящая страшно устала за собой курящей гоняться, и во сне и наяву. Уровень контроля колоссальный. В офисе, пока в делах, мне проще – занята и дышу, не до перекуров. И добраться до курилки сложно – нужно одеться, обуться, холодно ж на улице, а я теперь в туфельках легоньких. Это раньше мне приходилось в полусапожках ходить, чтоб по десять раз на дню не переобуваться, а теперь всё – красивые у меня туфли.  Сегодня суббота, устала, чтобы себя в тонусе держать натянула эти самые полусапожки, потому что у них каблук высоченный, а значит ноги будут болеть и равновесие придется держать всё время – не усну, постоянно ушки будут на макушке, чтоб не рухнуть. Не подумала, что могут меня эти полусапожки по привычке на улицу повести. Надо их убрать от шаловливых ножек подальше. Жалко, красивые были, и еще новенькие совсем, но чего не сделаешь ради чистоты воздуха.

 

Теперь утро, перед выездом из дома, и вечер, когда возвращаюсь домой – вот два моих главных мучителя. Там где я с собой наедине, просыпается раздвоение, задавленное желание курить преследует меня, и тогда я начинаю шататься по дому и лазать в холодильник и шкафчики со сладостями. Вкус и запах вернулись ко мне, и там теперь такая еда, такая вкуснятина, какой там тридцать лет не было! Одни хлебные корки чего стоят - объедение!

А что нам на это говорят весы? Плюс три килограмма за две недели. Ого! Это через месяц я буду плюс шесть, а через полгода придется двери подпиливать, чтобы я в них проходила! Но точно знаю – я не смогу сейчас контролировать еще и еду, физически не справлюсь, перебор. С ума сойду - или еду контролировать, или курение. Я принимаю осознанное и очень не простое для себя решение: есть, повысить физическую нагрузку, пусть поправлюсь, главное не курить.

Набиваю холодильник полезностями, понимая – сейчас не важно, что есть, важен сам процесс. Я как жвачное животное, мне нужно всё время что-то смаковать. Морковка с сельдереем у меня повсюду для защиты от больших вредностей, но наш мир, переполненный сладостями, как назло щедро делится ими. Однажды в офисе я съела девять шоколадных конфет. Девять! У нас там повсюду конфетные засады в местах, где нужно думать. Чтобы и настроение, если что, быстро поднять, и мозгу дать глюкозы – сложно пройти мимо такой ловушки. Мне стало нехорошо уже от седьмой конфеты, и две я доедала с некоторой неохотой, но были бы еще – съела бы и их. Вазочку опустошила. Я ж не думаю, я – делаю, а теперь я ем.  

Мою раздражительность в то не простое время изрядно подпитывали сломанные при отказе от курения привычки, там, где я вовсе не ожидала. Раз за разом я стала забыть дома нужные вещи: планшет для рисования, свою овощною подкормку и даже сотовый телефон. Обычно забытая вещь меня далеко не отпускает, не дальше лестничной площадки - когда-то мне удалось договориться, чтобы они звали меня обратно. Несколько метров не дает мне отойти от себя забытый телефон или ежедневник. У них будто пейджер встроен с криком: «Хозяюшка, не покидай меня!». Тогда же всё сломалось, я жила словно в полусне, поэтому осознание недостачи приходило часто уже в такси, и если из-за забытого планшета приходилось прогулять институт, что просто бесит, то за телефоном приходилось возвращаться, что бесит в сто раз сильнее.

Поначалу я списывала свою забывчивость на общее полусонное состояние, но после третьего повторения всё же отправила мысли по своей привычной схеме:

Что со мной происходит?

Почему это со мной происходит?

Для чего это нужно?

Что с этим делать?

И вот что оказалось на самом деле. Каждое утро в течение трех десятков лет я проверяла наличие в кармане пары курильщика – сигарет и зажигалки, и заодно с ними проверяла всё остальное, важное, что никак нельзя забыть. Курительные принадлежности были для меня настолько важны, что я ни разу, совсем, ни одного, их не забыла! Я меняла сумки, одежду, но всегда со мной оказывались сигареты, зажигалка и еще одна пачка прозапас, на всякий случай. И на этой проверке, как на обязательной, держались все остальные. Заглядывала в сумку проверить запасную пачку сигарет, и заодно телефон, деньги, бумаги нужные.  Убрала никотиновый патруль и вся система рухнула. Как всё просто устроено в мире – чуть-чуть копнёшь цепочку действий, тайна и раскроется.

Понятно теперь, что нужно осознанно перестроить последовательность сборов. На чем её теперь базировать, что самое ценное? Ну конечно телефон! Еще одна наша всеобщая мания. Я когда детям рассказываю, что у меня в детстве не было телефона, в их глазах вижу полное недоумение, а порой и неверие. Не потому что неправда, а потому что им поверить в такое невозможно. Когда сын на свет появился, он первым делом услышал, как мама в телефон кричит: «Мальчик!» Просто жить всегда сложнее, чем геройствовать. Можно сказать, что рождаются они теперь с телефонами.

Однажды младший спросил:

- Мам, а как же твои родители узнавали, где ты, если у тебя телефона не было?

- Никак. Мы просто встречались вечерами, и так они узнавали, что у меня всё хорошо, - ответила я, не подумав о последствиях.

- А зачем тогда ты меня заставляешь тебе смски писать, если мы можем просто вечером встретиться, и ты узнаешь что у меня всё хорошо?

- Ну, я то с работы прихожу много позже, ты как раз мне успеваешь смску написать, что ты уже дома, - быстро нашлась я.

- А почему ты приходишь домой позже, чем приходили твои родители? – продолжал ребенок, потому что если ребенок начал строить логическую последовательность, то она всегда стремиться к бесконечности.

- Да потому, что мои родители работали, чтобы жить, а я работаю, чтобы нам всем выживать. И в этом мне очень, кстати, помогает сотовый телефон, - замкнула я цепь разговора, который в нашей жизни повторяться будет еще много раз в разных интерпретациях.

Интересно. Выходит им, родителям моим по молодости, пока жили чтобы жить, можно было курить, не бросали. А у меня задача более современная – выживать, а значит с никотином нужно распрощаться, чтобы шансы свои на выживание повысить. О как! Дарвин бы порадовался.

Да, телефон в качестве основы для сборов в офис подходит вполне, но на всякий случай я еще рисую себе знак «СТОП» и вешаю его на дверь. Так надежнее! С этого дня забывания прекратились. Знак отвалился от двери на второй день, и повторять его я не стала – не пригодился.

Но что это я о плохом да о плохом. Нужно и о хорошем вспомнить, а значит, про цвет лица говорить не будем - он по-прежнему серо-зеленый и не на стороне положительных изменений. Из позитивного - настоящим подарком мне стало время. Его всегда не хватает, а тут вдруг начала я успевать много больше даже в немощи своей. Я большой ценитель времени, даже истинный ценитель, я бы сказала. Люблю успевать много, проживать много наяву, и столько раз просила – мне бы в сутках хоть часов 25, сколько бы я всего сделала, о-го-го! Не мной придумано, и мной в миллионный раз проверено - просите, и дано вам будет.

Посчитала – на выкуривание одной сигареты я тратила примерно 4 минуты. В день одна пачка, и того 20 Х 4 = 80, или 1 час 20 минут в день из времени бодрствования. Хотела 25 часов – получи чуть больше! В неделю 9 часов 20 минут прибавилось мне к жизни наяву, и в месяце моем теперь появилось плюс четыре полноценных рабочих дня.

Обещала о-го-го за 25 часов – исполняю. Сказку стала писать в стихах, тоже дело из отложенных в сундуки до лучших времен. Оказалось, что писать в стихах еще сложнее, чем статью в прозе и жёстких рамках. Рифма, она штука капризная, и не хочет ложиться без сигарет напрочь. Гоняла она меня к холодильнику без счёта, чаю в меня влила цистерну. Снова намучилась, и снова справилась и со сказкой и с иллюстрацией к ней.

Понимаю уже -  нужно будет много писать, чтобы себя переучить. Писать, писать, писать, пока не отвыкну так, словно никогда не курила. И эта книга очень мне в этой отвычке помогла. Если вначале её буквы были еще никотиновые, то теперь уже нет. Как же хорошо, что я человек! Взяла себя и перенастроила. Потерпишь немного самого себя, и глядишь – ты уже другой. Следующая версия.

И от заменителей никотиновых я отказалась – не нашла в них пользы, горечь одна и растраты. Можно справиться, и с собой, и с привычкой, и с зависимостью, и не потерять при этом, а приобрести. Нужно только очень сильно захотеть. Я хочу, поэтому я теперь волк, бегущий вдоль флажков, которые  сама себе развесила. Только бы сработали, только бы не обратно…

На мой вкус вторая неделя всё же покруче первой будет.

_____________________________________________________________________________

Это первый рабочий вариант книги "Дневник некурящего человека в никотиновой ломке". Материал пока находится в стадии правки, поэтому уважаемые читатели, если вы находите ошибки, опечатки – пишите. А еще буду очень благодарна Вам за обратную связь о прочитанном. Напишите мне, пожалуйста, что обо всём этом думаете, для меня это очень важно.

С теплом, Махоша.  

ПРЕДЫДУЩАЯ Глава 14. Когда-то давным-давно.  

СЛЕДУЮЩАЯ Глава 16.А ну ка удержись.

К_ОГЛАВЛЕНИЮ

Опубликовать в социальных сетях