Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПРЕДЫДУЩАЯ Глава 10. Жизнь-борьба.     СЛЕДУЮЩАЯ  Глава 12.Охи вздохи.

К_ОГЛАВЛЕНИЮ

Правда и ложь

По дороге в офис я обычно отчитываюсь о прожитом и нужном своему дневнику. Сегодня, по итогам ночного пополнения багажа знаний о происходящем, в пункте «Что делать» появилась запись: «Береги себя!» Теперь она будет появляться в дневнике каждый день, долго, потому что я герой, а героев непременно нужно беречь!

Герой, в том числе потому, что вхожу в число уникумов, кто смог после десятков лет зависимости стать некурящим человеком. Их не более 5-7% от тех, кто пытается, с моим стажем и того меньше, остальные не выдерживают и возвращаются на желтую сторону. Информацию эту я нашла с огромным трудом, её нет нигде. Таблички, пронумерованные списки пунктов, как и что будет восстанавливаться, пугалки в цифрах и картинках – их полно. Где же правда о том, как это будет на самом деле? Обманная легкость лишает многих смельчаков возможности пройти этот путь.

Курение это не вредная привычка, это самая настоящая зависимость. Не понятно только, почему ей не придумали названия правильного, и курение получается не -мания и не –голизм, вполне ведь заслуживает. Получается, что если не приводит к измененному состоянию сознания, то травись себе на здоровье. Помрёшь раньше – всё государству на пенсию твою не нужно будет тратиться.

Исследователи[1] выяснили, что никотин больше, чем какие бы то ни было другие вещества, даже больше чем алкоголь, обладает способностью вызывать психологическую зависимость. Если человек всего год курит, зависимость крепко в него вцепилась, если десять лет – организм уже работает на никотине, он уже неотъемлемая часть его процессов. «Сигареты и некоторые другие изделия, содержащие табак, являются высокотехнологичными изделиями, разработанными таким образом, чтобы создавать и поддерживать зависимость…» написано в Рамочной Конвенция ВОЗ по борьбе против табака. Оказалось даже а наркодиспансерах есть программы избавления от табачной зависимости. Там людям помогают справляться, считая, что если продержался полгода, то смог, свободен, дальше сам. За это время активность никотиновых рецепторов снижается до нуля, они уже не затянут обратно.

Почему же так скромно описывают реальности пути перехода в популярных изданиях. Уж не происки ли это самих табачных магнатов, чтобы покрепче сидели на табачке, попробовали спрыгнуть, обожглись и больше носа не высовывали? Люди они сильные на самом деле, если будут знать правду, знать что полгода будет «колбасить» и надо потерпеть, они стерпят. Особенно если будут знать еще и какой настоящий приз их ждет в конце этого пути. 

Конечно то, что происходит со мной, это худший вариант развития событий, многим будет легче. Стаж мой уж больно велик, и достанется мне за это по полной программе.

В мои размышления ворвался звонок давнего, понимающего, курящего приятеля, такого, с которым можно проболтать час и не наговориться. Это когда одна минута на обсуждение реальной причины звонка, и оставшиеся пятьдесят девять на «как у тебя дела». С удовольствием поделилась своей радостью:

- Представляешь, я больше не курю.

- Совсем?

- Ага. Совсем.

- Бросила?

- Нет. Бросить это очень тяжело, на это сила воли нужна, у меня её маловато будет. Я не бросила, я стала некурящим человеком.

- А в чём разница? Ты же не куришь теперь…

- Разница в том, что меня не тянет. Мне сама мысль о том, что можно курить, кажется абсурдом, поэтому закурить я просто не могу. Я думаю как некурящий человек.

- Да ладно, так не может быть, - не верит он. – Что, совсем не хочется?

- Совсем-совсем. Пачка сигарет так на моем рабочем столе и лежит для стрелков, и мне даже нравится, когда накурено, а самой не хочется. Сейчас стояла в подъезде, принюхивалась, соседки накурили-нахулиганили. Помнишь соседок?

- Помню. Веселые они, соседки твои. Вот не будешь теперь с ними болтать, не жалко?

- Не велика потеря! Ты давай меня обратно не затягивай, придумываешь мне сразу причины снова закурить, - отшучиваюсь я, слыша как на самом деле устроена защита его курения, что его на желтой стороне удерживает.

- Да нет, я не хотел!

- Да-да, не захотел, а сделал. Все вы так, адепты жёлтой стороны. Айда со мной на чистую сторону!

- Не, я сейчас не готов, я потом.  

- Все говорят: «Я сейчас не готов», а ты купи слона! И я была не готова вообще, не собиралась даже, - подначиваю я.

- Так я помню, мы с тобой в прошлый раз когда болтали? Пару недель назад?

- Точно так. По тебе календарь можно проверять.

- Ты же знаешь, я без твоего голоса больше двух недель прожить не могу, зависимость у меня, - смущается он в ответ.

- Ой, не надо сейчас про зависимость. Она у меня ассоциируется не с лучшим, поверь, состоянием, - говорю, а у самой аж мурашки побежали, вспомнила всё за ночь про зависимость просчитанное.

- Слушай, ну а как ты так, без подготовки, взяла и бросила? - снова он про «бросила», но я больше не хочу его поправлять.

- Сложно это объяснить логически. В один миг, вдруг. Мне так показалось, что мой ангел-хранитель давно меня караулил, ждал этой возможности, и когда она подвернулась, словно насильно вытащил меня на чистый воздух. Без гипноза, без препаратов, без убеждения, без книжек «про это». Раз, и поняла, что больше не выкурю ни одной сигареты, никогда, нет больше в них необходимости. И только сегодня, спустя неделю, я узнала, почему он так со мной поступил. Он же хранитель, он меня бережет от всякой дряни, хороший мой.

На другой стороне трубки царила подозрительная тишина…

- Эй, люди! Здесь есть кто-нибудь? – уточнила я робко, явно ощущая присутствие там человека. Он несколько раз кашлянул для приличия, видимо с мыслями собирался и слова подбирал, чтобы не очень грубо получилось.

- Что-то я не понял… Ты человек продуманный, логик, к тебе люди обращаются, я в том числе, когда нужно подумать помочь. Мы с тобой сколько знакомы, лет десять уже? И вдруг - сложно объяснить логически, ангел прилетал, крылышками помахал… Легкомысленность пугающая, такой необдуманный поступок. У тебя всё хорошо? – в его голосе звучала неподдельная озабоченность, и под «всё хорошо» он явно имел в виду: «у тебя с головой всё ли в порядке».

Конечно он приятель, но не друг. Только друг может знать, что в моем дневнике уже несколько лет есть вот такая запись: «Спасибо за то, что даешь мне больше, чем я знаю и вижу». Ограничение собой я давно прошла, и с легкостью отдаюсь в руки большей системы. Это сложно понять, и спасибо ему, доброму моему приятелю, теперь я знаю, что нужно придумать хорошее, крепкое, понятное объяснение моего поступка для людей. Выкладываю его быстро, не раздумывая, словно оно давно уже было заготовлено:

- Ну куда же тут без головы, она всему венец! Помнишь, я давно говорила, мол, когда-нибудь, сейчас или позже, но скорее позже…

- Конечно, говорила, все мы так говорим, но это ведь не значит, что на самом деле бросаем, - он успокоился моими размышлениями, ему так привычнее.

- Так возраст, батенька. Пора бы уже, то самое «позже» наступило. В двадцать летаешь и ничего для этого не делаешь; в тридцать гордо вышагиваешь, чтобы летать уже приходится разгоняться; в сорок чтобы гордо вышагивать каждый день нужно ножки тренировать, не то оступиться можно дрожащей то походкой. Впереди больше полжизни, а тело уже сказало «здравствуйте, я есть, будьте добры со мной считаться». Пора бы уже с курением попрощаться, а то стараешься, в форме себя держишь, но когда с йоги или из бассейна выходишь, сигарету закуриваешь, ощущение препоганое, скажу я вам. И тут такая огромная возможность для улучшения! Вот сейчас пройду самый тяжелый период, а потом на крыльях буду летать!

- Да, это ты верно говоришь. Надо мне тоже об этом будет подумать на досуге.

Я не стала спорить с ним, про разницу между «подумать» и «сделать». Человек ведь может только сам, или с помощью ангела своего хранителя. Кстати про него, про хранителя. Ты прости меня мой дорогой ангел, что я тебя так легко «сдаю» в общении с людьми. Им ведь проще понять про мозг, про силу воли, про возраст и всякую прочую привычную неработающую чушь. Иначе они и слушать не станут, потому что правду слышать те, кто на желтой стороне, в никотиновой ловушке, не могут. У них там законы такие – правда под запретом. Мы ведь с тобой знаем, что когда-нибудь их ангелы справятся, вытащат их, как ты меня, так или иначе, им бы только повод хороший!

У меня теперь есть вполне себе приличное универсальное объяснение моего поступка. Если еще врать начать про то, что я к этому поступку готовилась год, снижала количество выкуренных сигарет, то совсем правильная правдоподобная история получится. Только зачем мне она, правдоподобная, если у меня самая настоящая есть, пусть и неправильная?

Приехали. Вот и та самая, знаковая урна у ворот. Я спрятала ежедневник и ручку в сумку, расплатилась. Таксист посмотрел на меня, чего обычно не случается. Я даже лиц не помню – он смотрит вперед, н дорогу, и я вперед, повода нет глазам встречаться. А тут вдруг посмотрел прямо на  меня, одобрительно, и сказал:

- Вы держитесь. Я пять раз пробовал, так и не смог, но мне кажется, что именно вы справитесь непременно. Тем более с таким ангелом-хранителем.

Я, кажется, уже говорила, что среди таксистов попадаются чудесные люди. Если говорила, то не грех и повториться. Жаль чужой, нельзя поплакать у него на плече…

_______________________________________________

[1] (Perrine, Daniel M. The chemistry of mind-altering drugs: History, pharmacology, and cultural context. Amer Chemical Society, 1996)

_____________________________________________________________________________

Это первый рабочий вариант книги "Дневник некурящего человека в никотиновой ломке". Материал пока находится в стадии правки, поэтому уважаемые читатели, если вы находите ошибки, опечатки – пишите. А еще буду очень благодарна Вам за обратную связь о прочитанном. Напишите мне, пожалуйста, что обо всём этом думаете, для меня это очень важно.

С теплом, Махоша. 

 ПРЕДЫДУЩАЯ Глава 10. Жизнь-борьба.     СЛЕДУЮЩАЯ  Глава 12.Охи вздохи.

К_ОГЛАВЛЕНИЮ

Опубликовать в социальных сетях